-И много украла? -Две тысячи долларов два дня назад. Он спал пьяный, а я знала, где деньги лежат, вот и взяла. Мать плакала, просила его заявление не писать, а он сказал, что если верну деньги,то заявления не будет, - поспешно продолжала девочка. -Ты вернула? -Я их потратила, - пробормотала она. -За два дня? Где? – удивилась я, глядя на плохонькую одежду девочки. -За один день в игровых автоматах проиграла, - сказала она вздохнув. У меня не было слов в ответ ей. Уму разуму ее учить не было смысла, сама здесь сижу. Сочувствовать – глупо. В общем, и у девочки ситуация SOS. А что делать? Выхода нет. Начинало подгибать. Ломило кости, выворачивало суставы. Вся покрылась холодным потом. Разговаривать с девочкой не хотелось. Сидела, тупо покачиваясь из стороны в сторону. Вроде бы так было легче. Жутко хотелось горячего кофе. О наркотиках даже и не думала, потому что понимала, что их больше не будет. Хотелось одного, чтобы не болело тело. Я прекрасно понимала, что физическая боль закончится через неделю. Через три недели начнет восстанавливаться сон, а потом – все пройдет. Только как прожить эти недели? Невыносимо. -Девочка, ты за что здесь? – услышала я мужской голос. -Какая? – ответила я грубо, думая, что этот голос принадлежит одному из бомжей. -Беленькая, - ответил голос. Блондинкой была я, поэтому также недовольно ответила: -С какой целью интересуешься? -Просто мне показалось, что ты здесь единственный человек, с которым можно поговорить. Нет, это не бомж, подумала я. -А о чем мы будем с тобой разговаривать? - нехотя поинтересовалась я. -Прекратить разговоры, - вяло сказал лейтенант, скорее для порядка. Голос молчал, но не более тридцати секунд. -Вот мы попали. Новый Год. Праздник. Веселье, а мы в этом бомжатнике, - продолжил голос. -Да уж, - сухо ответила я Голос начал свой рассказ. Оказалось, что его зовут Даниил. Ему тридцать лет. Он приехал в город Ч. с Дальнего Востока. Жил с женщиной пару лет, но тут решил с ней расстаться и уехать к себе на родину. Она начала слезно умолять парня не оставлять ее. Затем в ход пошли угрозы, а в итоге она написала на него заявление об изнасиловании. И забрали его люди в погонах при выходе из подъезда дома, где он с ней жил, за двенадцать часов до отправления его поезда. Вот такая история любви у парня получилась. Я, конечно, ему посочувствовала. И его истории, и тому, как с такой статьей он собирается появиться на Централе, но о себе ничего рассказывать не стала. Не было ни сил, ни желания. А больше всего я поразилась, когда через пару часов в РОВД явилась мадам, по чьей милости он оказался в этих стенах. Дамочка притащила ему пакет с едой, плакала и заламывала себе руки говоря, что не переживет, если его посадят в тюрьму. Потом мы с Даниилом ели то, что принесла его мадам. Он поделился со мной, а молоденький лейтенант передал пакет с едой мне. Удалось договориться и на стакан кипятка и выпить-таки пакетик кофе. В тот момент и этот суррогат якобы настоящего кофе