Пожалуйста, включите JavaScript! Как включите?

посещения своей тёти воспринимал, как праздник. -Не подумай, что я собралась тебя учить, - сказала я, - но если ты не получишь профессию и будешь продолжать баловаться химией, то рано или поздно ты окажешься в тюрьме, понимаешь? Очень жаль, что так сложилось в твоей жизни, что ты сирота при живых родителях, но хоть ты и очень юн, ты должен понимать, что все зависит только от тебя. Есть две дороги. Первая – тяжелая, полная препятствий и лишений, но со светлым концом. Вторая – легкая, ведь проще всего не решать проблемы, а убегать от них с помощью алкоголя или наркотиков. Однако эта дорога ведет в тупик. Либо тюрьма, либо смерть. У всех абсолютно. Просто у одних раньше, а у других позже, но финал один. Я старше тебя, но я оступилась и пошла по второй, легкой дороге. И вот я здесь. Скорее всего надолго, но после того, как я переживу это, заплачу за эту ошибку очень дорогую цену, я не встану больше на этот путь. По крайней мере приложу все усилия, чтобы не встать на него, потому что он ведет в никуда… Поэтому, если можешь, прими правильное решение. Мальчик поднял на меня глаза полные слез, глаза взрослого, много перенесшего в жизни человека, и с горечью сказал: -Почему у меня нет семьи? Почему именно у меня? Ты не понимаешь, ведь я никому не нужен. Вот умри я сегодня, никому и дела до меня нет. Я и сама чуть не плакала от жалости к этому совсем еще ребенку: -У тебя будет семья, понимаешь, обязательно будет. Твоя семья. Твоя жена и твои дети. Ты будешь нужен им, но это будет лишь в одном случае, если ты пойдешь первой дорогой. За мальчиком пришла учительница из интерната. Он мгновенно превратился в волчонка. Дерзко, с ненавистью разговаривал с ней и с сотрудниками милиции. Она увела его с собой, он развязно пошел за ней. Маска волчонка – наверное, ему так удобнее. Напоследок мальчишка оглянулся: -Держись! – сказал он серьезно, по взрослому, - Все равно все будет хорошо. У кого Бог много забирает, он позже еще больше дает. Это правда, - сказал он и ушел. В восемь утра все ожило, началась пересмена, и мне сказали готовиться ехать в Изолятор временного содержания, вывели на улицу и посадили на переднее сидение в РАФик Сзади сели двое конвойных. В клетку, расположенную в задней части автомобиля насадили около пятнадцати бомжей. -Куда едем? – поинтересовалась я. Конвой объяснил, что сначала едем в суд, чтобы судья дал санкцию на арест, тоесть расписал, сколько суток заключения получит каждый из имеющихся в наличии пятнадцати мелких хулиганов. Меня в суд не поведут, так как я была в федеральном розыске, а, следовательно, арестована согласно санкции. Я буду ждать в машине, пока решится судьба бомжей, а потом всем составом мы проследуем в Изолятор. Я обалдела. -Это сколько времени мы в суде пробудем? – спросила я. -Ну, считай минут по пятнадцать на каждого хулигана, это примерно четыре часа, - ответил конвой. Я расстроилась. Четыре часа сиднем просидеть в РАФике. В то время, как мне уже настолько плохо, что я не только сидеть, я соображать уже не могу. Сутки не спала. Со зрением что-то произошло, все расплывается перед глазами. Наверно на нервной почве. Подъехали к зданию суда. Пока конвой увел в суд мелких хулиганов, я уговорила водителя доехать до ближайшего магазина, где он купил мне на имеющиеся у меня деньги чай, кофе и сигареты.Мне вновь пришлось убедиться, что не все представители власти