сволочи. Идя со мной в магазин, водитель в жесткой форме нарушал должностную инструкцию, что было чревато не просто выговором, а увольнением. Однако он поступал так зная, что навряд ли я когда-нибудь отблагодарю его за это, потому что мы навряд ли когда-нибудь увидимся. Не знаю, что им двигало. Я привыкла к тому, что мало кто даже пустячную услугу окажет просто так, тем более сотрудники милиции, поэтому за последние сутки уже устала удивляться тому, что оказывается и многим из них ничто человеческое не чуждо. Действительно через четыре часа всех мелких хулиганов вывели на улицу, погрузили в РАФик,и мы, наконец, поехали в Изолятор временного содержания. Заехав во внутренний дворик, я услышала за спиной лязгающий звук закрывающихся ворот. Меня первой вывели из машины. Конвой завел меня в комнату с зелеными стенами, в которой находился неопрятный человек в камуфляже. Конвой вышел за дверь, а я осталась наедине с этим человеком. -Раздевайся, - услышала я наглый голос этого типа и сняла верхнюю одежду. -Полностью, - сказал он, чем взбесил меня окончательно. -А ты что, доктор, чтобы я перед тобой раздевалась? – я еле сдерживала гнев. -Да, доктор. -Халат белый одень, доктор, а там и поговорим, - шипела я. -Ты посмотри, какая наглая, ты посмотри, как разговаривает, - разорялся он. Я не стала вступать с ним в дискуссию. Молча сидела и с ухмылкой смотрела на него. -Подойди сюда, я отпечатки пальцев твоих сниму, - недовольно сказал он. Я подошла, он откатал отпечатки моих пальчиков и, повернувшись к двери, крикнул: -Готово! В дверь вошел тот же конвой, который привез меня сюда, и я отправилась за ним в следующую комнату. Оказавшись на пороге, я увидела прямо перед собой большой стол, за которым сидели человек шесть врачей в белых халатах. Вот он – мой шанс не остаться в этом учреждении, подумала я. -Фамилия, имя, отчество, статья, откуда привезли? Я ответила на все вопросы. -У вас статья такая… Сама употребляла? – спросили у меня. -Да. -У вас сейчас ломка? -Да. Вторые сутки пошли. Я очень плохо себя чувствую, кроме того постоянные боли в области грудной клетки. Дыхания не хватает. Очень плохо. Я сердечница с детства. -Нет, нет, нет, – заголосила какая то врач, видимо главная из присутствующих, - я не приму эту девушку. Везите ее в тюрьму. Ни на минуту не оставлю. А вдруг ей совсем плохо станет? Что я с ней делать буду? Чем спасать? Лекарств нет. Нет, нет,и еще раз нет, - и повернувшись к моему конвою, добавила, - увозите в тюрьму. Моя душа ликовала. Это именно то, чего я и хотела. Из двух зол нужно выбирать меньшее. Однозначно в данной ситуации лучше в тюрьму. РАФик вез меня на Централ города Ч.