Пожалуйста, включите JavaScript! Как включите?

почему он несколько раз предупредил меня о том, чтобы я вела себя спокойно, чтобы не возмущалась. Вот почему у дамочек, которых тоже задержали в квартире Тумана, были такие лица, когда они в зеркало увидели, что Петр засунул мне эти деньги. Они еще до моего появления на кухне видели в это зеркало, как Петр переписывал эти деньги. Я немного вышла из ступора. Как раз в тот момент, когда все деньги были сверены с протоколом и все номера совпали. Женщины- понятые были в ужасе. Одна из них сказала: -Такая молоденькая... В жизни бы не подумала, что наркотиками торгует. Вторая с жалостью смотрела на меня. Я, несмотря на весь ужас моего положения, успела удивиться этой жалости. Странно, не ненависть, не презрение, а именно жалость были во взгляде понятой. -Сама наркотики употребляешь? - спросил Петр. -Да,- ответила я. -Какие? -Героин. -При себе, либо в квартире есть? -Нет,- ответила я. Я не знаю, почему ответила «нет». Я прекрасно понимала, что сейчас меня досмотрят полностью и обнаружат у меня те 2,5 грамма, которые лежат в плавках. Я понимала, что лучше для меня сказать как есть, но тупо ответила, что у меня ничего нет. -Продолжайте досмотр, - сказал Петр сотруднице ГНК, а сам вместе с остальными представителями мужского пола спустился на этаж ниже. Я хотела было возмутиться, что не буду раздеваться в подъезде, но помня о предостережениях Петра, промолчала. Сняла с себя футболку, штаны, а когда по просьбе сотрудницы ГНК приспустила плавки, то из них выпал сверток из полиэтилена. Мусорша, как голодная шавка, бросилась и схватила этот сверток. -Что это? - спросила она. -Героин,- ответила я. -ЕСТЬ! - заорала мусорша на весь подъезд и подпрыгнула от радости. -Надо же так любить свою работу,- одновременно с удивлением и пренебрежением произнесла одна из понятых. А опера уже бежали к нам на лестничную площадку. Их лица светились счастьем. -Мы это сделали! - во всю глотку орал Жирный и похлопывал Петра по плечу. Петр, казалось, взлетит от собственной важности. -Давайте я распишусь, где необходимо. Мне нужно идти,- сказала понятая. -Да, да, мне тоже, – поспешно добавила вторая. -Конечно, конечно,- сотрудница ГНК поправила шапку, которая, от столь бурной радости, перекосилась на ее голове, подлетела к понятым и подсунула им под нос какую-то бумагу. Те расписались, не читая, и ушли. -Поехали в управу,- у Жирного от радости текли слюни. -Молодцы,- с ненавистью сказала я,- здорово сработали, главное, что по силам себе нашли. Девочку подставили. Хотя ты, мне кажется, их тех, кто в одного только слабых