парней были на свадьбе. Предварительно все поставили машины на стоянку, зная, что придется выпивать. В час ночи, когда торжество подходило к своему завершению, они вышли из ресторана и стали ловить тачку, чтобы уехать домой. В это же время на дороге появились еще двое пьяненьких парней, которые тоже хотели поймать тачку. Эти парни были или сильно пьяные, или сильно наглые, но тачку они стали ловить, встав впереди Егора и Андрея, тоесть наплевали на то, что Егор и товарищи уже давно безрезультатно пытаются уехать, а мимопроезжающее такси, однозначно, остановится возле тех, кто стоит первым. Егор подошел к этим паренькам и спокойно, разъяснил им, что первым должен уехать тот, кто дольше ловит машину. Однако те не вняли разъяснениям, и разговора не получилось. Вместо этого один из парней выхватил из кармана куртки пистолет, наставил его на Егора и сказал: -Ты, пид.., , я сказал, что мы уедем первыми, и значит все будет именно так. Егор оставался стоять на месте, и не теряя спокойствия произнес: -Ты считаешь себя сильным из-за того, что у тебя пугач в руках? – и презрительно рассмеялся парню в лицо. А этот урод просто взял и выстрелил. Егор упал. Парни, которые были с Егором, на секунду застыли, как вкопанные. Этой секунды хватило, чтобы и урод и его приятель пустились в бегство. Друзья Егора бросились за ними и, в конечном итоге поймали их обоих, избили и сдали в милицию, еле сдерживая себя, чтобы не убить их на месте. Оружие оказалось боевым. Егор умер сразу. Пуля попала ему в шею. Смерть была мгновенной. Ему было двадцать три года. На третий день были похороны. Скорее даже не похороны, а акция протеста. К тому моменту было установлено, что урод, который убил Егора, является сотрудником милиции. В день убийства он находился в увольнении, но, несмотря на это, имел при себе табельное боевое оружие. А самым поразительным было то, что ублюдка, который наповал застрелил Егора на глазах у множества свидетелей, через двенадцать часов после задержания отпустили под подписку о невыезде, тоесть на свободу до суда. Уголовное дело в отношении подонка возбудили по статье «Превышение пределов необходимой обороны» подводя к тому, что Егор первым на него напал, а он был вынужден обороняться. В шоке были все: сама Анна Анатольевна, товарищи Егора, которые присутствовали в момент убийства и мы, подростки, которые не понимали, почему убийца на свободе. Ну и что, что он сотрудник милиции. Он – убийца и должен быть наказан. На похоронах Егора было около трехсот человек: его товарищи, соседи и множество учеников и коллег Анны Анатольевны. Всех возрастов и поколений, которые в этот страшный день пришли поддержать любимую учительницу в ее горе. Траурная процессия двигалась от дома Анны Анатольевны, через всю улицу к школе. На Анну Анатольевну было страшно смотреть. Ее вели под руки двое товарищей Егора, казалось, она не видела никого и ничего вокруг кроме гроба. Гроба с телом ее единственного ребенка, с телом молодого мальчика, который только начал жить, и у которого могло бы быть прекрасное будущее. Плакали все. Молодые и старые, парни и девушки, мужчины и женщины. Никто не прятал слез, и от этого большого скопления народа веяло ненавистью к беспределу в погонах, веяло страхом за своих детей и родных. Жуткое зрелище. Возле школы состоялся митинг, где несколько человек, включая и директрису моей школы, высказали и слова соболезнования и свое мнение об этом чудовищном