Удивляло также то, что Лиля, заимев в шестерках Цыпу, тянула ее за стол вместе с собой. Понимаю, заплатить за услуги, и так как на тюрьме нет наличных денег, то заплатить можно продуктивом, чаем, кофе, сигаретами, одеждой. А зачем с грязной шестеркой из одной миски кушать, мне было не понятно. Лично я с Лилей не кушала. Она приглашала поначалу, но слишком мы с ней разные, чтобы с одной тарелки кушать. Вот и сейчас Цыпочка прислуживала Лиле, а я лежала на своем втором ярусе и от скуки наблюдала за тем, чем живет хата и даже засмотрелась на то, как умело Цыпочка пляшет перед Лилей. -Цыпа, а ты за что сидишь? – поинтересовалась я. -Ой, долго рассказывать, - улыбаясь, ответила она, быстро жуя кусок бутерброда. -Не можешь рассказать, дай обвинительное заключение почитать. -На, читай, если интересно, - ответила она и достала обвинительное заключение. Через пять минут чтения, меня разобрал хохот. Я смеялась во весь голос. Аня и Юля, смотря на меня, тоже невольно улыбались и спрашивали: -Что там, Таня? Я не могла сказать ни слова, хохотала, как сумасшедшая. -Ну, что там? – заладили девчонки. Я зачитала одно предложение: «… Цыпова Н. Н., Иванов В. Г., Коклюшкин Г. В., Цыпов А. Н., Вдовин Б.Г. 10 ноября 2005 года пришли в садоводческое товарищество «Василек» в целях хищения чужого имущества. Прочитала, а сама загибалась со смеху. -Давай дальше, - улыбались девочки. « Иванов и Коклюшкин находились возле дачного домика №14 и наблюдали за окружающей обстановкой, чтобы вовремя предупредить сообщников об окружающей опасности. В это время Цыпова, Цыпов и Вдовин, выставив стекло в окне проникли в садовый домик №14 с целью хищения чужого имущества. В результате преступных действий этой группы, из дачного домика №14 садоводческого товарищества «Василек» были похищены: четыре ложки алюминиевые на общую сумму сто двадцать рублей, девять крышек алюминиевых на общую сумму девяносто рублей, четыре трехлитровые банки маринованных огурцов, которые потерпевшие не оценили в денежном эквиваленте, как не представляющих ценности и две двухлитровые банки малинового варенья, которое также не оценили в денежном эквиваленте, как не представляющие ценности для потерпевших». Теперь смеялась не только я. Смеялись все присутствующие. Хохотали до упаду. Хохотала и сама Цыпа. За компанию. «Далее организованная группа проследовала к дачному домику № 28, где Иванов и Коклюшкин остались наблюдать за обстановкой, чтобы во время предупредить сообщников в случае какой-либо опасности. Цыпова, Цыпов и Вдовин проникли на территорию дачного участка с целью хищения алюминиевой проволоки. Преступная группа целенаправленно шла на этот участок, так как проволока была надежно спрятана хозяевами, о чем знали члены данной группы. Они, не заходя в домик, подошли к навесу, на крыше которого лежала проволока. Цыпова пододвинула к навесу стол для того, чтобы достать проволоку. Залезла на стол, но, не обладая достаточным ростом, достать алюминиевую проволоку не смогла. Тогда Цыпов залез на стол, достал с крыши навеса три метра алюминиевой проволоки на общую сумму пятьсот тридцать рублей, и преступники спешно покинули место преступления…»