на меня. Я, видя его реакцию, стала объяснять, что это случайная машина, что он может прямо сейчас позвонить Оле. Она подтвердит, что я говорю правду. Он молча смотрел на меня, пока я все это объясняла. Я говорила, а сама видела, что он мне не верит. Он всегда был очень ревнивым, но в этой ситуации его ревность граничила с маразмом. Мне казалось, что кокаин полностью разрушил его мозг. Также молча, он встал, оделся и ушел. После этого он пропал. Последнее время у него вошло в привычку периодически пропадать ото всех на несколько дней, но даже в эти его исчезновения, он всегда звонил своей маме, которую очень любил и берег. Мама, по его просьбе, обманывала всех, что не знает, где он, но сама за него не переживала, потому что знала, что с ним все в порядке. Поэтому, когда через неделю после того, как он психанул и ушел от меня, мне позвонила его мама и плача, умоляла рассказать, где Андрей, говорила, что она обзвонила всех пацанов, но никто ничего не знает, я растерялась. Я честно рассказала ей о нашей ссоре, умолчав о предмете ссоры. Не знаю, была ли его мама в курсе того, что у нас очень близкие отношения, но судя по их с Андреем взаимной привязанности, то знала. В любом случае то, что он много лет нянчится со мной, было ей известно. Но, сейчас, слушая меня, она мне не верила. Она говорила, что если он просил меня не говорить никому, где он есть, чтобы я сказала ей о том, что происходит. Я клялась, что ничего не знаю. Она плакала. Я просила, когда он объявится, чтобы сразу позвонил мне. Она плакала, я утешала ее… Она повесила трубку. Следом позвонила моя крестная и рассказала, что ей звонила мама Андрея и просила, чтобы она повлияла на меня и убедила меня не скрывать ничего, что я знаю. Теперь уже плакала я и объясняла, что я действительно ничего не знаю, что мы поругались, и я больше его не видела. Теперь каждый день я находилась в режиме ожидания. В голове постоянно вертелась фраза «Меня убьют, когда мне будет двадцать шесть лет». Я просила Господа чтобы Андрей вернулся. Обещала, что никогда не буду мотать ему нервы. Обещала, что если он вновь предложит, я соглашусь выйти за него замуж. Обещала слушаться его ведь все, что он мне говорил, было мне на благо. Я умоляла господа, чтобы Андрей вернулся непонятно откуда живым и невредимым. Так прошла еще неделя. Его не было. На шестнадцатый день после его исчезновения, поздно вечером за окном просигналила машина. Я выглянула в окно. В темноте не было видно, какой именно это автомобиль, но по очертаниям машины я поняла, что это не ко мне, поэтому отошла от окошка. Машина продолжала сигналить без остановки, я вновь подошла к окну, чтобы посмотреть к кому приехал такой нахал. Моему удивлению не было предела. Дверка со стороны водителя была открыта, а рядом с машиной стоял Андрей и сигналил. Я помахала ему рукой, он крикнул, чтобы я выходила. Я быстренько собралась и побежала вниз. Я была рада. Безгранично рада. Обняла его и повторяла: «Слава Богу! Слава Богу!» Стала тараторить о том, как мы все переволновались, просила его больше никогда так не делать, объясняла, что нельзя так мотать нервы своим близким людям. Со слезами рассказывала, как переживала его мама. Он смотрел на меня, обнимал, целовал. Это был он, тот самый сильный, заботливый, нежный мужчина. Единственный мужчина в моей жизни. И сейчас, видя его живым и здоровым, я понимала, как он мне нужен. Какой он постоянный. Какой он сильный и мудрый. Какой я была без него беззащитной. Как он бесценен для меня. Какое огромное место он занимает в моей