Потом Кудрявый пытался договориться с розыскниками, чтобы они не задерживали меня до завтра, потому, что я якобы нужна ему для проведения операции по задержанию крупного поставщика героина, где буду выступать в качестве закупщика. Мы предлагали им деньги, но все было безрезультатно. Мужики были оскорблены нашим с подругой к ним отношением и на контакт не шли абсолютно. Я попрощалась с Юлей, которая не смогла сдержать слез, и пошла с мужиками. Мне пришлось удивиться, когда вместо УАЗика мы сели в ВАЗ – 2110. Как здорово розыскники себя чувствуют, думала я в то время, пока мужики бурно обсуждали между собой то, как я их чуть не обманула. Радуйтесь. Будет вам повод для продолжения пьянки. Уроды. Меня привезли в Советское РОВД города Ч., завели в кабинет. Следом прибежал Кудрявый и начал тараторить о том, что он сможет меня вывезти на несколько часов из тюрьмы, якобы в оперативных целях, чтобы я за это время смогла порешать вопросы, которые смогут сгладить эту ужасную ситуацию. Говорил о том, что может сделать мне специальную справку, подтверждающую то, что я якобы сотрудничала с органами в изобличении сбытчиков наркотиков, что конечно повлияет на размер моего наказания, которое как он уверял, будет не более двух лет при условии полного признания мною вины. -Слышишь ты! О чем ты говоришь? Какое признание? Какой вины? Ты прекрасно знаешь, как меня приняли, как засунули мне переписанные деньги за резинку надетых на меня штанов, а при понятых изъяли только что собственноручно засунутые мне деньги, которые были якобы от продажи героина. Вину в чем я должна признать? Короче, Кудрявый, за свое признала бы. За то, что пытаются мне повешать – однозначно нет. -Ты что не понимаешь, что при таком раскладе ты сядешь по максимуму? – совсем протрезвев, как от мороза, так и от самой ситуации орал Кудрявый. -Я не пойду на поводу у оперов. Это точно. Бессмысленно продолжать этот разговор. Это все! – устало закончила я. Кудрявый ушел, громко хлопнув дверью. Вскоре пришел один из розыскников и сопроводил меня в дежурную часть. В дежурной части было не слишком людно. За пультом сидел худощавый капитан милиции с желтым лицом. Он спросил, есть ли у меня с собой паспорт и объяснил, что если нет, то для моего же блага необходимо, чтобы до утра он был здесь, так как иначе меня с утра повезут по всем РОВД, которых более десятка в миллионном городе, для установления моей личности. С разрешения капитана я позвонила мужу, который уже знал, что произошло. Муж разговаривал со мной сухо. Однако было ясно, что он очень сильно нервничает, понимая, откуда я звоню, и что по делу говорить нет никакой возможности. -Танюша, я принесу тебе паспорт и все необходимое. Я прошу тебя помнить, что я с тобой! До конца! Я молчала в ответ. Хотелось рыдать. Нет, не рыдать, а громко завыть. -Это только начало, а конца и края не видать, - прошептала я и повесила трубку. Лимит времени был исчерпан. -До утра паспорт будет, - бросила я дежурному. -Хорошо, - иди за мной. Я пошла за капитаном. Мы спустились вниз по лестнице в подвальное помещение и оказались в мрачной комнате. В ней находились три клетки. Да, да клетки, как в зоопарке. Они располагались одна за другой. Две большие и одна маленькая. Также в этой комнате стоял письменный стол, за которым сидел охранник, а в углу располагался большой,