Несколько секунд незваный гость, не мигая, смотрел прямо в глаза Котова, и не вставая с кресла, заговорил на чистейшем русском языке: -Чаи гонять сегодня некогда, уважаемый. Мы сейчас отправимся в Африку, на ранчо моего хозяина. Что удивлен моим визитом, дорогой Роман Петрович? Любишь крокодилов… Последнее, что услышал Роман отключаясь: -Меня зовут Мустафа. Как только тот приложил правую руку к левой груди по восточному обычаю в полупоклоне, Котов потерял сознание.
* * *
Майор военно-космических войск российской федерации Николай Сафонов рассеянно смотрел на экран монитора. Он не сразу обратил внимание на мерцающую точку, которая уже дважды сигнализировала о нарушении радиационного фона в горах северного Кавказа. Его мысли были далеко за пределами служебного помещения. Его мысли были заняты одним: где сейчас сын, Сергей Сафонов. Геолог-практикант. От него давно уже не было известий. Раньше таких случаев не было. Чтобы не волновать своих родителей, он всегда сообщал о продолжительности своих экспедиций, месте пребывания. В этот раз всё было иначе. Ни звонков, ни электронных писем. Уже неделю ждали дома, так как договорные сроки изысканий давно истекли. Мать Сергея места себе не находила. Не спала, нормально есть не могла. Материнское сердце постоянно било тревогу. Её беспокойство передалось и мужу. Хотя информации об инцидентах или чрезвычайных происшествиях не поступали ни в МЧС, ни в институт физических тел земли, который выступал подрядчиком экспедиции, Николай решил узнать хоть что-нибудь о судьбе геологов через приятеля-командира спецназа ФСБ. Тот часто выезжал в неспокойные места юга России для ликвидации бандформирований. Сегодня, после дежурства договорились встретиться. Приятель имел какую-то информацию, но очень просил не расстраиваться, так как пока по непроверенным данным, несколько гражданских лиц были вывезены бандитами в неизвестном направлении. Такое на Кавказе случается часто, поэтому приятель трактовал пропажу экспедиции как взятие в заложники. Не хотелось верить в худшее развитие событий. А может он знает истинную причину невозвращения экспедиции? Да и ущелье, которое нужно было обследовать после землетрясения находилось в глухих местах, куда даже местные не заглядывали без надобности. Верить в гибель сразу пятерых геологов, за плечами которых огромный опыт изысканий как в горах, так и тайге, как-то не хотелось. Лучше уж плен. Николай морально подготовился к любым испытаниям: выкупу, переговорам с бандитами, любому торгу. Лишь бы сын вернулся живым домой. Но время шло, жена места не находила. Николай переживал за неё: может сорваться и уйти в запой, или того хуже наложит на себя руки с горя… Николай очень рассчитывал на помощь своего приятеля. Тот, конечно, просветил его как разговаривать с предполагаемыми похитителями, о способах переговоров и попросил обязательно сообщить ему, а не заниматься самодеятельностью. Тем-более не зная требований и условий похитителей, можно было запросто наломать дров и тогда всё могло бы кончиться трагично. «Будем надеяться на благополучный исход, а отсутствие вестей считать удалённостью коммуникаций связи. Главное, чтобы сын был жив, а вытащить его из беды я