Глава вторая

ДИСТАНЦИЯ БЕДЫ

Пятеро геологов уже неделю занимались анализом образцов породы привезённой из закирского ущелья. В их распоряжении были предоставлены все необходимые приборы и химические реактивы. На третий день составления отчёта один из геологов Михаил Михайлович Боярчук, привыкший иногда приводить в одиночестве свои мысли в порядок, как-то вышел из лаборатории, находившейся на территории ранчо Саида в Африке во двор. Решил подышать свежим воздухом, покурить, а заодно и прикинуть, где он сделал ошибку в расчетах формулы. Глубоко вдохнув остывающий к вечеру сухой воздух, он остановился возле угла флигеля в котором расположилась импровизированная лаборатория и жилые комнаты геологов. Остальные геологи были заняты анализами. Заказчик торопил с выполнением работ. Чем быстрее они закончат экспертизу, тем быстрее окажутся на родине в России. «Надо бы найти местного шамана, пусть наворожит удачу в следующей командировке». Боярчук давно и свято верил в предсказания старых колдунов. Лет пятнадцать тому назад, будучи в Бурятии, он занимался изысканиями. Время шло, а удача никак не приходила. С ней, разумеется, снижался коэффициент зарплаты, премия вовсе становилась призрачным видением, и последующие поиски-исследования переходили к другим исполнителям. Отчаявшись, Боярчук решил-таки, по совету проводника –бурята, обратиться за помощью к его деду-шаману. Помнится, как Боярчук сам смеялся над собой, мол, образованный минераловед, дипломированный химик и так далее, и вдруг идёт на поклон к какому-то неграмотному деду, промышляющему заговорами духов. Просто смешно кому рассказать, ведь затюкают до конца жизни, насмешек и пересудов не остановить. Начальство тоже не поймёт, в тайне такой визит не сохранить, в экспедиции каждый на виду. Жили как под микроскопом. Геология- это серьёзная наука, без неё не обойдётся ни одно народное хозяйство любой страны. Практическая работа, связанная с добычей полезных ископаемых, так нужных для развития страны, а тут как на грех не шла работа! Недовольство среди геологов постепенно перерастало в тихий ропот. Одни призывали поменять места поисковых работ, другие уверяли, что нужное где-то рядом и вот-вот обнаружиться, третьи ратовали за свёртывание работ и возвращение. Ему, Боярчуку, тогда впервые довелось возглавлять экспедицию, а тут такое, что хоть в петлю лезь. Карьера-коту под хвост, кандидатская тоже под вопросом. Какой-то снежный ком проблем. Но самое страшное, что расходы на изыскания превысили смету, а это уже грозило последствиями другого уровня. Отчаянье вселялось в Боярчука ежедневно с новой силой. Становилось совсем хреново. Скорее от безнадёжности, чем от уговоров проводника, фу ты, забыл его имя. Боярчук сморщил лоб, напрягаясь, но так и не вспомнил имени этого парня. В итоге он согласился пойти к шаману. Поздним вечером, когда лагерь затих, он отправился с проводником в тайгу. Дед уже ждал его. Горел огромный костёр, как часовые, огонь плотным кольцом окружали округлые валуны. Шаман повязал на правое запястье руки тонкий кожаный шнур и начал свой обряд. Суть его состояла в том, как перевёл проводник, чтобы задобрить подземных духов и получить разрешение на копание в земле.