Круглые глаза. (Фэнтези жанр)

Разные жанры, разные сюжетные линии, разные авторы. Только адекватные, запоминающиеся истории. Если Вы пишете, мы всегда готовы рассмотреть Ваши тексты для размещения их в этом разделе форума, и не только
  • Мы в соцсетях

  • Немного рекламы

Круглые глаза. (Фэнтези жанр)

Сообщение Денис МЫшкин » 15 авг 2016, 21:40

1.Круглые глаза.

По своему обыкновению, Джими шел, чуть ли не в припрыжку, на свою работу. На улице еще не рассвело, а весь город уже приходил в приятное, без суетливое движение. Каждому было свое местом в этом огромном механизме и каждый знал это. Он так же знал, что кроме него никто не сделает его работу лучше!

Полукруглые мостовые и по ним люди с круглыми глазами.

- Доброе утро! - Желал с улыбкой всем встречным Джими.
- Доброе утро, - С улыбкой отвечал каждый.

Хоть Джими и не знал никого из спутников, это нисколько не препятствовало доброму приветствую и искренним улыбкам, таким, какие бывают только у любящих друг друга родственников и друзей. Все были словно родные! По сути, так и было, они ведь такие-же, как и Джими, такие же как все, одного, так сказать вида, одной крови. Как большая стая птиц, или огромный муравейник!

Поднималось из далека круглое солнце, одолевая круглую планету прекрасной зарей на горизонте, и Джими был просто счастлив видеть эту красоту вновь. Зеленовато-изумрудная даль несла с собой новый восхитительный день, постепенно, словно жалюзи, сменяя темно-синюю, почти черную, не менее прекрасную ночь. Изо дня в день Джими несказанно радовался заре от чего его круглые глаза становились еще красивее и совершеннее!

Джими знал здесь каждый камешек дороги, каждый чудесный фонарный столб со всевозможными металлическими узорами, вымощенными на каждом из них, знал каждое здание, сделанное из красного кирпича со вкусом и неповторимым дизайном. Знал так же название всех лавок и их хозяев. Вот лавка портного, вот сапожная, а вот книжная, за углом которой, как раз и был тот самый, родной переулок Джими где и находился вход на его работу. Конечно же, вход для клиентов был с главной улицы и он, как и у всех был украшен большими резными буквами, гладящими название "Бакалейная Лавка".


В небольшой переулок, протяженностью примерно сто метров, вмещался небольшой грузовой автомобиль мистера принадлежащей бакалейной лавке, с круглыми колесами, а там, чуть дальше, размещались мусорные контейнеры, за которыми кстати жил друг Джими Тод. Он был бездомным, но очень добрым и серьёзным.
- Привет Тод, - громко произнес Джими!
- Привет, - хрипловатым тихим голосом отвечал бездомный Тод, медленно подбирая кем-то брошенный мимо мусор и кладя его в один из больших контейнеров.

Ну как бездомный, он не был бездомным. Ни он, никто другой не считал его бездомным, ведь у всех есть свой дом, свое родное месте. Так вот как раз этот переулок и был домом Тода. Тод никогда его не покидал.

Джими подошел к большой двери и открыл её.
- Мистер. - без энтузиазма произнес Тод смотря на верх здания, расположенного напротив бакалейной лавки.

Джими посмотрел на верх.
- Мистер! - воскликнул он, наблюдая как тот, двухметровый долговязый мужчина спускался из окна своей спальни, находившейся на самом верхнем этаже четырехэтажного дома.

Цепляясь за карниз руками, затем приземляясь ногами на карниз окна этажом ниже, Мистер проделывал этот трюк каждое утро, вместо зарядки. Делал он это ловко, акробатически, как делают колесо, только на стене. В последний момент, уже минуя первый этаж, там, где свисал моток кабелей, именно на них тормозил Мистер, цепко ухватившись руками, сделал кувырок и с кабелей переметнулся на тряпочный козырек книжной лавки, затем, как на батуте, отскочив от козырька уже на землю, шлеп! Прямо на ноги.
- Доброе утро! - улыбаясь, радостно приветствовал Джими.
- Доброе, весельчак Джими. - улыбнулся в ответ Мистер и они вошли в лавку со стороны переулка, где и был вход для персонала.

Тут Джими заметил Леди в книжной лавке. Её он увидел впервые. Она не могла быть клиенткой, так как лавка была закрыта. Леди раскладывала и рассматривала книги, как вдруг посмотрела на Джими.

Бедняга побледнел. Леди помахала ему приветственно и улыбнулась.

"Такой улыбки, - подумал Джими, - я тоже никогда не видел. И что это? Мне хорошо, или плохо?" И он тоже приветственно улыбнулся ей, еле-еле сумев поднять уголки рта, не говоря уже о тяжелой руке, которую с трудом удалось приподнять и качнуть. "Да что же это со мной? - подумал Джими и потрогал лоб. Вроде бы не горячий и чувствовали себя замечательно..."

- Джими, - окликнул Мистер задумавшегося весельчака!
- Да-да, - растерявшись отвечал Джими с уже более легкой улыбкой, - иду.

Но отныне шаги Джими и его походка, почему-то стали тяжелее, чем раньш
е.

2.Круглые глаза.

- Дедушка, - спрашивал молодой человек, одетый в красивую одежду швейцара, работника местного отеля, престарелого рассказчика истории о Джими, - я не пойму, почему ему стало тяжело идти и улыбаться? Разве такое может быть на самом деле?
- Конечно, если твои глаза становятся треугольными, - отвечал просто одетый старичок в черные брюки и пиджак.
- Быть такого не может! Как могут глаза стать треугольными?
Добрый день! - улыбаясь проговорил молодой швейцар заходящей пожилой паре в отель.
- Добрый! - радостно встречая швейцара, проговорили они в ответ, не спеша перебирая ногами.

Как только клиенты отеля прошли чуть дальше, старичок обратился к своему молодому товарищу.
- Это было очень давно, когда мы поняли истину круглого! Не всегда было так, что люди понимали значение круга, шара. Я был еще ребенком, хоть мне уже сто тридцать лет, однако мне, уже мой дед, рассказывал эту историю по открытию "круглой истины".
- Вы наверное устали? Пойдемте присядем, я попрошу сменить меня.

Молодой швейцар подбежал к регистрационной стойке отеля, где сидели парень и девушка и что-то им сказал, затем снова побежал к старику, который не спеша добрался до кресел ожидания.

Это было прекрасное, умиротворяющее место, где кроме удобных кресел, кругом было много растений, посаженных в большие горшки. Создавалось впечатление, что ты сидишь в саду, а не в здании.
- Все, сейчас замена спустится, - запыхавшись говорил швейцар.
После он сел, отдышался и спросил.
- Так и что, правда, что когда-то не знали "круглую истину"?

Старик кивнул головой.
- Странно, ведь это так очевидно.
- Очевидно нам кажется, потому что мы знаем это, а до нас, кто жил, только изучали это. Вот, представь, что было время, когда считали, что даже земля плоская!
- Что?! - удивленно спросил швейцар. - Не понимаю, - уже более спокойно, - как так можно? Разве они не доходили до горизонта, а там, видно, что горизонт не кончается, и это даже ребенок поймет! Так как её открыли?
- И только потом, когда под микроскопом раскрыли атомы, клетки, молекулы и прочие вещества из чего состоит абсолютно все, и, когда увидели, что все круглое, или овальное, тут они начали думать о совершенстве формы. Разве вселенная глупа, раз содержит в себе все круглое? Даже окна были квадратными, но потом поняли, проведя ряд экспериментов, что полукруглые дверные проемы и окна, гораздо прочнее и надежнее. Мы, не вечны были, а круглая вселенная с круглыми планетами, продолжала существовать! И никто не принимал почему.
- То есть, люди, когда-то исчезали?
- Да. Это называлось смерть.
- Ужас! Я даже представить себе боюсь это! Какого это перестать существовать?
- Гораздо страшнее было тем, кто продолжал существовать, понимая, что твой любимый, родной, дорогой, больше не существует.

Молодой швейцар побледнел и вздрогнул. Казалось его сейчас хватит удар, так он обомлел и пришел в ступор.
- Старик, - тихо произнес швейцар. - Мне страшно!
- Теперь ведь не стоит бояться! Ты чего? Нынешний мир радикально отличается от того. Вот, - старичок взял графин с журнального столика стоящего по правую его руку и налил воды в стакан, - выпей, успокойся.

Тот залпом проглотил содержимое и произнес:
- Спасибо, - он улыбнулся, - теперь стало намного легче.
- Только потом, через изучение и распространение этой круглой идеи, по всей планете, мир стал преображаться, как и все вокруг и наконец мы пришли в гармонию с миром, со вселенной.
- Ясно. Ну так, почему у Джими стали глаза треугольными?
- Ни кто не знает, но отныне, когда его глаза стали треугольными, все стало ему тяжело.

Он на работе стал ошибаться, ронять предметы на пол, спотыкаться, падать, ударятся...

3.Круглые глаза.


- Джими, - распоряжался Мистер, в белом фартуке стоя за прилавком, - принеси для Мисс масла с кладовой.
- Пять литров?
- Да, мой милый, - ласково и по особенному улыбчиво подтверждала седовласая, но весьма симпатичная, подтянутая мисс, - как обычно, мой славный!

Джими, от её доброты стало чуть светлее, чем обычно.
- С радостью, мисс!

Поправив белоснежный фартук, минуя один дверной проем, он оказался на складе. Пройдя мимо всевозможной расфасованной бакалеи, разложенной по полкам и по сортам, затем минуя мучной отдел он оказался возле масел. Пяти литровые бутыли стояли в середине, двадцати литровые - в самом низу, а литровые и пол литровые наверху. Но внимание Джими сбила Леди, которую он увидел вновь сквозь коридор бакалейной и далее через переулок, застекленную витрину книжной лавки.
- Я вас точно где-то видел, - задумчиво пробормотал тот внимательно наблюдая, за её простыми манерами.

Леди разговаривала с одним из посетителей, одновременно продолжая перебирать книги, расставлять их и переставлять. Она была, казалось, на сто процентов вовлечена в общение и на сто процентов в работу.
- Масло! Джими... - окликнул Мистер, приведя тем самым Джими в чувства.

Переполошившись, Джими резко ухватил с полки пятилитровую бутыль, в надежде скоротать потраченные им время, но ручка внезапно порвалась и бутыль, сопровождаемая силой инерции, упала. Весь пол постепенно покрывался скользким маслом. Оно распространялась как масленая пленка в стакане воды. Недолго думая, Джими схватил другую бутылку и выбежал к прилавку, но скользкая обувь не позволила ему остановится, и он буквально вкатился в Мистера, повалив его и себя, и бутыль на пол. К счастью, на этот раз, бутыль с содержимым, удалось сохранить в целости.
- Джими, - взволновано говорила мисс, - детка, что с тобой сегодня?

Мистер встал так быстро, как будто и не падал. Помогая подняться подчиненному, он забрал у него бутыль. Когда Джими отряхнулся, Мистер удивленно и кротко проговорил:
- Это не то масло, - и улыбнулся. - Ладно, сам посмотрю пойду, - ничто не могло выбить из колеи Мистера.
- Простите меня!
- Джими, мальчик мой, ты не ушибся? И что с твоими глазками? - спрашивала мисс пострадавшего, пока заведующий ходил в кладовую.
- Все в порядке, - говорил бедняга, не зная как описать то, что творилось у него внутри. - Честно, все хорошо, просто...
- Быть такого не может! - выходя из кладовой, толи с чувством досады, толи с сожалением, говорил Мистер. - Отродясь ничего не падало, не ломалось и не разливалось, так ко всему тому же, ваше масло, мисс, кончилось!

От удивления, мисс приложила руку к груди с тяжелым и протяженным вдохом.
- Оставалась одна бутыль, - продолжал Мистер, - как раз для вас, но... - запнулся Мистер не в состоянии подобрать слова, - Джими... Сегодня привезут его, - утешал он, - правда ночью, поэтому, заходите завтра. Завтра точно будет. Ты ведь заказал масло, Джими?

Джими напрягся, отчаянно пытаясь вспомнить, записывал ли он в бланк заказа масло? Видя безнадежные потуги и отрешенный взгляд Джими, Мистер сказал:
-Ладно. В любом случае, я позвоню сегодня вечером в компанию и проконтролирую заказ. Не переживайте мисс. Такого, надеюсь, больше не повториться.
-Да не страшно, - жалостливо протягивала чуть ли не каждое слово мисс, - главное, чтоб с Джими все было в порядке!
-Что у тебя с глазами? - обратил внимание Мистер. - Ты, часом, не пропускал полугодичный мед. отпуск?
-Нет, - виновато покачал головой Джими.
-Ты ведь себя хорошо чувствуешь?
-Да, - сказал Джими подумав о том, что зря он это сказал, ведь чувствует он себя не пойми как, но явно, что не хорошо!
-Ребятки, - перебила милая седовласая мисс, - я побежала, ладненько. Джими, детка, поправляйся милый мой! Пока-пока!
-До свидания, мисс!
-Позвольте я уберусь в кладовой, пока никого нет! - попросил Джими Мистера сразу же, как мисс вышла. - Еще раз, прошу прощения за все!
-Ничего страшного, дорогой, только вот, я не знаю, чем убраться в кладовой.
-Нужна тряпка и ведро!
- Я понимаю, но ничего подобного у нас не было и быть не может. Это у другой мисс есть, которая протирает от пыли, но она придет только на следующей недели.

После не долгой паузы, Джими нарушил неловкость молчания.
- Позвольте использовать мой фартук. Прошу вас, я все сделаю правильно, а после, возьму фартук к себе домой и выстираю его!
- Даже не знаю, но оставлять кладовую так нельзя. Пойдем вместе, я помогу тебе.
- Спасибо, Мистер! - радостно воскликнул Джими чуть не скатившись на пол, так как туфли до сих пор были в масле и скользили.
- Осторожнее. - подхватил его мистер.

На удивление, Джими заметил, что туфли Мистера не оставляют масленых следов, как у него. А ведь Мистер был в кладовой, так же, как и Джими.

Оказавшись в злосчастном помещении выяснилось, что Джими не может стоять на ногах, постоянно спотыкался и падал, измазав всю одежду. Даже ловкий Мистер не успевал его ловить.
- Джими, - сказал заведующий, - давай я лучше сам. А ты пойди отдохни к прилавку, хорошо?
- Простите меня, пожалуйста.

Мистер улыбнулся, похлопал Джими по плечу и сказал:
- Ничего, дорогой, главное, береги свои глаза! - от этих слов Джими захотелось спрятать взгляд. - Все хорошо, я сам справлюсь. Так будет лучше, главное - глаза. Я и сам через это проходил, - тихо, уже неслышно для Джими, произнес Мистер, провожая взглядом несчастного.

4.Круглые глаза.

- Да что ж это за день-то такой. - разочарованно проговорил Джими стоя в переулке.

Его, как и наступавшую ночь, все больше затягивало в темные мысли. Весельчаку Джими не хотелось никуда смотреть, кроме как в землю, опустив как можно ниже голову. Было бы лучше, если б этот асфальт, думал про себя Джими, был песком, а я, был бы тогда страусом. Он осмысливал каждую свою оплошность, каждый свой промах и эти чувства, одолевавшие его, тяжелым бременем ложились на его плечи. Сидеть и стоять, было тяжелее, чем раньше, не говоря уже о делах, с которыми раньше он справлялся в два счета. Но больше всего его пугали и угнетали мысли о бесполезности. Теперь, почему-то, от него, лишь убытки, несчастья. Никакой пользы! Если он бесполезен, продолжал унизительно думать про себя Джими и не может принести пользу, то существовать больше нет смысла.
- Знакомый взгляд, - приветливо прохрипел из тени мусорных контейнеров голос.

Полная луна уже во всю свою мощь освещала город, включая этот переулок, в котором стоял Джими, ожидая приезда машины с товаром.
- Привет, Тод, - неохотно проговорил Джими, ведь его одинокие мысли, в его неудачные часы, посетил еще один человек, что было для него не желательно. Еще один свидетель его ошибки. И это ошибка, как думал Джими, был он сам.

Медленно выходя из тени и боком, словно настороженно, приближаясь к Джими, Тод пристально вглядывался в его лицо, а именно в глаза.
- Треугольные только? - остановился Тод подойдя достаточно близко и ожидал очевидного ответа.

Джими промолчал.
- Треугольные-треугольные! - уже утвердительно заключил бездомный.
- Как у тебя дела, Тод? - спрашивал Джими, выдавив из себя, что есть мочи кривую улыбку, старясь увести разговор в другую сторону.
- Нет-нет, - продолжал Тод. - Глазенки-то не врут! Точно-точно. Что за причина, интересно, на этот раз? Хорошо-хорошо, это нужно, - садясь на землю напротив Джими говорил Тод, вроде как, с облегчением каким-то. - Ведь невозможно чувствовать и не напороться на боль, как невозможно плыть в лодке и не облиться водой, хотя бы несколькими каплями.
Слово "боль", для Джими было далеким, но он не собирался заострять на этом внимание.
- Так и давно у тебя, это самое, с глазами?
- Сегодня мне, почему-то, весь день говорят про эти проклятые треугольные глаза! О чем это они вообще?
- А ты разве не замечаешь никаких изменений?
- Разве что в моих ошибках. Я сегодня рекордсмен по оплошностям. Даже за все мое детство не наберется столько неудач, как за сегодня.
- Да-а, - протяжно говорил Тод, - детству не подвластен "круглый закон". Дети чувствуют то, чего со временем, мы перестаем чувствовать. То ли забываем, то ли адаптируемся, но мне кажется, что это из-за несформированности и непонимания. По этому у детей по несколько раз на день разные глаза. Каждый имеет право знать все стороны, вот оно в детстве и проявляется. Так задумано было, это точно я тебе говорю! - и бездомный поднял взгляд к звездному небу.
- Я не знаю, что сейчас могло изменится? - смиренно проговорил Джими отрешенным голосом, - Почему у меня стали такими... глаза?
- "Круглый закон" на тебя не действует, значит, что-то произошло.
- Совершенно ничего необычного! Все как обычно было.
- Значит ты просто не заметил этого. Если так, то скоро все пройдет, ведь наверняка уже все налаживается?

Джими вдумался в то, что сказал Тод и, прикинув последние пару часов, в которые он выносил негодные ящики к мусорным контейнерам, расставлял крупу на витринах и ни разу не оплошал. Ни упал, не рассыпал, не разбил.

- Действительно. - согласился Джими. - Но я не хочу, чтоб это снова повторилось!
- Джими-Джими. Мы не хотим, чтобы многое с нами происходило, однако оно будет происходить, независимо от нас. "Круглый закон", теперь ты знаешь, что он несовершенен. Как говорится, закон существует, чтоб его нарушать.
- Но это как-то... странно. Не менялось бы ничего и было б все как обычно, тогда я был бы счастлив. Ведь я уже привык ко всему прежнему.
- Хотелось бы, Джими, хотелось бы. Ты, давай, соберись! - приказным тоном говорил Тод. - Не падай духом, ведь всякое бывает. Это ты, еще легко отделался... Давай, ну-ка, выпрямись, вдохни!

Джими выпрямился. Расправил плечи, свел лопатки и стал ровно как столб, затем расслабил плечи и лопатки. Теперь он выглядел иначе. Подняв голову, чуть смотря вверх. Глубоко вдохнув, он ощутил сладкий аромат ночи. Тьма рассеивалась и теперь на улице было светло и ясно с голубовато-синим оттенком.

Тод посмотрел на него и улыбнулся. Джими расплылся в его улыбке, растаял, как тает масло в горячей каше, и не сдерживая чувств сам улыбнулся, только внезапно с его глаз начала капать жидкость. Джими растерялся, пытался проморгаться, вытирать руками со щек и подбородка то, что вытекало из глаз. Но с этой влагой, с груди испарялась вся тяжесть минувшего дня.
- Ну что, - заговорил Тод вставая с земли, - полегчало?
- Угу, - хлюпая носом кивнул Джими.

Бездомный поднялся и подошел поближе к Джими, снова вглядываясь в лицо бедняги.
- Круглые! - довольно заявил он.
- Угу... - кивал Джими.
- Вот и отлично, Джими, - и Тод, идя так медленно, как только можно, направился обратно к себе, за мусорные баки, напоследок сказав:
- Да уж, прям как Мистер в твои годы...
- Мистер? - спрашивал Джими. А что с Мистером было?

Тод неохотно, бурча что-то себе под нос, повернулся лицом к спрашивающему.
- Мистер-Мистер. Однажды он тоже попался на эту удочку.
- На какую удочку?
- Эта удочка, Джими, называется - мисс, или любовь, или... черт его знает, что это такое. Этому нет названия.
- Женщины... - задумчиво проговорил Джими и в самом деле не понимая о чем идет речь. - То есть мисс, это все она? Не могу поверить... - и в его голове всплыла та самая, седовласая, милая старушка, которая приходит всегда за маслом.
- Ха-ха, - рассмеялся Тод держась за живот и, видимо, это его чуть не свалило с ног.
Кое как отойдя от почти истеричного смеха, Тод протер глаза, говоря:
- Да уж. Все они, мисс, совершенно ни причем! Дело в нас и в наших глазах, а точнее в мозгах. Да и вообще, откуда я могу знать? - недовольно фыркнул Тод.
- Почему я раньше этого не знал, почему никто об этом мне не говорил?
- Говорить о боли, в нашем то мире? Ха! Не смеши.
- О боли?
- Конечно о боли! Тебе разве не больно было все это время?
- Так вот это что за чувство... - шептал про себя Джими, - боль.
- Это Джими, наша боль и нам о ней говорить... - замешкался Тод, - не принято что ли... Приходится самим обо всем догадываться и разбираться во всем.
- И все же, что там, с Мистером то было?
- Ах да, Мистер. Понравилась ему одна особа и он, как полагается, был всегда с ней в свободное свое время. Завидная пара была, в принципе, как любая другая пара влюбленышей. Ну сам знаешь, как это бывает, двое встречаются, и они по особому выделяются друг с другом и это видно по глазам, как по твоим, только у тебя треугольные, а у них, как бы назвать этот взгляд... Короче, если ты увидишь это, то поймешь и другие поймут, и все станет всем известно и само собой это происходит. Тогда, такие начинают жить вместе, потому что не могут по другому, существовать друг без друга.
- Это как я без работы! - подметил Джими, еще раз осознавая, что если он будет бесполезен и не востребован, то сможет ли он продолжать свое бессмысленное существование.
- Да, Джими, как ты без работы. Что-то я устал, - Тод снова начал движение за мусорные баки. - Пойдем присядем?
- Да, конечно. Ни разу, кстати, не был у вас в гостях!

Зайдя за баки, Джими увидел лежащий большой матрац, далеко не новый, а над головой небольшой навес, сделанный из подручных средств, натянутый мутной прозрачной старой пленкой. Она была дырявая, но сложенная в двое, а то и в трое, что не позволяло, в случае дождя, попасть влаге на матрац. У изголовья стола- стопка книг, очки, масляная лампа и фонарь. У подножия, на одном из когда-то выброшенных ящиков, лежали аккуратно сложенные тарелки, ложки, вилки. Каждый предмет на свое место.
- Вот, - подал Тод ящик, - присядь на это.
- Спасибо. У тебя тут уютненько.
- Еще бы.

Тод устало свалился на матрац, опираясь спиной о стену дома, а Джими сел напротив.
- А я вижу, - неохотно продолжил свой рассказ Тод, - что леди Мистера... что не тот у нее взгляд, не те глаза! Я еще тогда особо не останавливался долго на одном месте, все ходил то туда, то сюда. Это сейчас, уже решил быть тут. В общем, не знаю, что произошло, но Мистер вскоре исчез куда-то и долгое время никто не знал где он, а его Мисс, уже с другими глазами, с прямоугольными, отделилась, съехала.
- Как так!
- Вот так! Сейчас она на первом этаже живет. Книжная лавка, это-ж её лавка.
- Что-о?! - спросил Джими и онемел с ног до головы. - Та Леди... это та Леди?
- Ты за кого именно говоришь, Джими?
- Она... - задрожал Джими и стуча зубами пытался объяснить, - она... вон там... с утра... книги выставляет. Леди... её глаза... глаза...
- Джими, что с тобой?

Неожиданно их переулок осветил яркий луч света. Приехала машина с бакалеей и маслом, что для Джими было как раз кстати.

При виде этого света, все мысли Джими испарились, все исчезло как будто и не было никаких тяжелых дум и чувств. Он вскочил и побежал к машине, но не успев сделать шага повернулся к Тоду, чтобы поблагодарить его.
- Спасибо, Тод, за гостеприимство и за... - Джими вспомнил ту поддержку и ободрение, которое оказал ему Бездомный, - и за помощь, за ясность, за все! - Джими побежал, все еще крича Тоду, - Мне пора! Пока!
- Пока, Джими, - проговорил Тод сам себе, ведь Джими уже принимал продукты, заполняя полки кладовой.

А Тод оканчивал свой рассказ, предназначавшийся Джими, словами:
- Она ушла и родила девочку, молодую Леди. Бедняга Мистер... - укладываясь в положение лежа смотря сквозь пленку на яркие звезды, Тод задумчиво и печально завершал, - как он это пережил, не имею понятия?! - его глаза закрылись и уже сквозь сон, неосознанно, он бормотал, - Леди-леди, а кому ж сияли твои глаза, так, что смогли подарить новую жизнь?

5. Круглые глаза.

Все дела Джими были окончены. Крупа, масло, все было расставлено по своим местам и выглядело превосходно.

Джими вышел в переулок и закрыл за собой дверь.
- Это великолепный, превосходный... нет, это идеальный день! - эти слова Джими проговорил с осознанием того, насколько хороша его обыденная жизнь! Вот так всегда бы.

И теперь, все вокруг, да и он сам, показалось ему еще лучше, чем было вчера, когда Джими постигла полоса неуклюжести. Сегодня каждая секунда, каждое мгновение без лишних, ненужных приключений - все было совершеннее совершенного!

Наступал тот момент, когда в их городке постепенно, один за одним зажигались огни в окнах и витринах. Когда еще горели фонарные столбы, но уже было достаточно светло, чтоб все видеть. Ох уж эти фонарные столбы, не отпускающие ночь. Солнце уже виднелось на горизонте самых низеньких крыш домов. Если вдуматься то, только здесь, находясь не на возвышенности, можно было наблюдать восход.
- Какое чудесное солнце, - восклицал Джими! - О неизменное мое светило, только ты мой вечный спутник! - Он был переполнен восхищением и просто не мог молчать в такой чудесный момент в его жизни. - Мое горячее сердце - ты! Да простит меня Тод, - вдруг оглянулся Джими, но ничто его не могло остановить от восхваления чудного мгновения. - А эти стены, крыши, земля... есть ли на свете место, где еще не было тебя и есть ли такое место, где не радовались бы твоему явлению? Ты всегда на высоте и все вершины твои! А что есть я, что ты взираешь на меня? Неизменное! Научи и меня быть таким же, неизменным.
- Как чудесно, - неожиданно раздался чей-то голос в стороне.
Джими умолк и подумал, что ему показалось, пока не услышал продолжения.
- Вот бы обо мне кто так сказал!

Молодая Леди полностью показалась из-за угла.
- Простите, но я не могла сдержатся от восхищения вашим восхищением, - она хихикнула и договорила. - Смешно, не правда ли, восхищаться чьим-то восхищением. Ах да! Доброе утро, Джими.

Мальчишка и рад был онеметь, задрожать, заставить свои внутренние органы биться в конвульсиях, но он слишком устал за последние сутки.
- Доброе утро, Леди! - спокойно, чуть улыбнувшись, проговорил Джими и собрался уже было уходить.
- Постойте, - остановила Леди. - А вы разве не должны дождаться Мистера?
- Да, точно. Вылетело из головы.

На это Леди улыбнулось такой улыбкой, какой никогда Джими не видывал. Если даже представить себе, или собрать всех леди во едино, и попытаться найти подобную улыбку, в сочетании верхней и нижней губ, в сочетании их с нежными бледноватыми щеками и наконец, прибавить ко всему тому же лоб, брови и конечно же глаза... глаза... все было бы тщетно. Она была неповторима, неописуема и точка.
- Такие слова, - говорила Леди, - только в книгах я читала.

Джими кивнул.
- Я пойду, - Джими снова кивнул. И это все, на что он был сейчас способен. - Мне пора.

Она зашла к себе в книжную лавку, сразу принявшись за сортировку книг.

Джими наблюдал за ней. Он видел её волосы, как они вроде бы мешали ей, при наклоне головы, но с другой стороны создавали неповторимый образ. Так же видел, как она тонкими пальцами, листая страницы, просматривала некоторые понравившееся ей книги, при этом заправляла теми же пальчиками свои локоны за ухо.

Так близко, думал Джими, но так далеко. А разделяет их, всего лишь, тонкое стекло.

Внезапно, что-то остановила молодую Леди от дел. Она медленно, будто даже настороженно, подняла голову и...

Джими смотрел на неё и казалось, что ему мерещится, будто она повернулась к нему лицом. Но, когда её сосредоточенный вид лица, занятого человека, сменился на легкий и приветливый, когда её рука приподнялась и помахала, тогда только пришло осознание действительности.

С заторможенной реакцией, Джими помахал в ответ и опустив руку в карман продолжал смотреть на неё, как ни в чем ни бывало. Отчасти, это была усталость, но в основном желание не отрывать взгляд от неё. Ему не казалось, что это странно, вот так вот пристально наблюдать за Леди. Только вот по девушке было видно, что она слегка, и даже приятно, смущена и удивлена.

Сделав попытку продолжать привычную деятельность, Леди украдкой вновь посмотрела в сторону Джими. Улыбнулась. Замерла и, уже с осознанием о наблюдателе, возобновила сортировку книг. Её поведение как бы говорило: "Хорошо, мой друг, если хочешь, смотри!"

На самом деле, это утреннее произведение, ведь то, что они произвели, можно по праву назвать неким произведением, оно продолжалось совсем не долго.

Мистер открыл свое окно на четвертом этаже и как обычно, проделав свой, неповторимый акробатический трюк, спустился на землю.
- Доброе утро, Мистер! - с присущей веселость сказал Джими.

Заведующий застал Джими врасплох, но, все таки он был слишком уставшими для бурной реакции, поэтому, Джими просто поприветствовал Мистера как обычно.
- Доброе утро, Джими! - довольно отвечал Мистер.

Похвалив работника за великолепное выполненное задание, заведующий лавки отпустил Джими домой, отдыхать.

- Выспись как следует, - давал наказ Мистер, стоя в проходе держась одной рукой за ручку двери, а другой похлопывая, как обычно, Джими по плечу.
- Да, Мистер! Спасибо, Мистер.

Джими не хотелось уходить от Мистера, но так как он сказал идти домой, то лучшей благодарностью и уважением к Мистеру, будет выполнение его повеления.

Заходя за угол, Джими никак не мог забыть взгляд, той леди, и бросив свой взор в сторону книжной лавки, словно бросая рыболовную сеть, он вновь, напоследок, через прозрачную витрину поймал не только её взгляд, но и улыбку, и, так же, прощальный, короткий взмах рукой.

Он возвращался той же дорогой, через те же витрины и столбы, через те же мостовые, с совершенно другой улыбкой. Не такой яркой, но и не тусклой, не такой открытой, но и не скрытой. И трудно сказать, была ли то застенчивая улыбка, или улыбка отчаяния, потому что глаза Джими, вновь стали треугольными.
- Доброе утро! - желал всем прохожим, как обычно, Джими, ведь он всегда любил это делать.
- Доброе утро! - желали прохожие в ответ искренно даря друг другу улыбки.

6.Круглые глаза.

Оказавшись в своей скромной, но весьма просторной для Джими, каморке, он почувствовал себя в ней словно впервые. Джими жил на третьем этаже трехэтажного красивого дома, где третий этаж был мансардным. В его комнате потолок сужался по направлению к окну, до полутора метров от пола. То есть, если у входной двери высота потолка была два метра, то к противоположной стене высота становилась на пол метра меньше. Черный коврик лежащий при дверях, вешалка с двумя двойными крючками; на которой, кстати, никогда ничего не весело, кроме черного зонтика и тот, не пойми для чего, ведь дождя уже не было целую вечность. Вдоль левой стены, в углу, стояла односпальная кровать, застеленная коричневым пледом, из-под которого выглядывала подушка. У изголовья стояла тумбочка, после нее - табурет. Вдоль правой стены был двухстворчатый шкаф, где один отдел для рубашек, другой для брюк, и свитеров. Единственное окно, полукруглое, с видом на канал протекавший через весь город, завешенное белым тюлем.

Джими лег на кровать в надежде поспать, однако сон пропал. Он, как ему показалось, пролежал несколько часов смотря на синий потолок. На деле же, прошло около получаса. Понимая, что попытка уснуть- тщетна, Джими решил спуститься на первый этаж, где находилось кафе, чтобы поесть. После, он снова поднялся к себе в надежде заняться делом.

Он уселся на своей кровати и открыл тумбочку, в которой лежали его идеи. Достав выкройки, парочку штанов, набор игл, ниток, он принялся к вырезанию и наметкам укороченных брюк. Джими смог лишь доделать то, что было начато, а делать новые вещи он, по непонятным для него причинам, был не в состоянии. Словно он никогда и не умел это делать; голова не работала, не придумывала, а руки не делали.

Тогда Джими взял несколько сдельных укороченных брюк и направился в спальный район. Он пришел к нам в отель.
- Постойте! - внезапно перебил рассказчика молодой швейцар. - Шорты? Вы говорите про эти шорты? - он указал на свои укороченные брюки.
- Именно. Это идея, которой уже много лет, была идеей Джими. Собственно, Джими был моим другом. А познакомились мы с ним очень... - замешкался рассказчик. - Я, был тогда как ты, стоял на проходной у главной двери, и тут забегает он. Неряшливый слегка такой, но с большими круглыми глазами. Признаться, никогда не видел таких круглых!
- А где он сейчас? - засыпал вопросами швейцар, - Он в нашем городе?
- Слушай дальше, - усмирил его седовласый рассказчик! - все скоро узнаешь. Так вот, и спрашивает он у меня:
- Добрый день! Вот вам не жарковато в этих брюках, стоять целый день?
- Извините, - опешил я. - Что?
- Ну, я уверен, что непросто стоять в таких тяжелых брюках и сохранять при этом свежесть!

Он был прав. Стоять целую смену было весьма утомительно, но я и думать не думал, что дело может быть в брюках.

Я ничего не смог ему ответить.
- Так что насчет одной небольшой идеи, которая бы намного упростила вашу работу? - продолжил вдохновенно он. - Кстати, меня зовут Джими!
- Я швейцар.
- Это понятно.

Сделалась несколько секундная неловкая пауза, после чего я объяснился:
- Это, скорее, не ко мне, с этим, - Джими, непонятно как, уже вложил мне в руки свои выкройки и рисунки с идеей модернизации нашей формы. - Подойдите туда, - я указал ресепшн, у которого стоял оператор и заведующий.
- Спасибо!

И он побежал к ним.

Там ему удалось поговорить с администраторами и убедить их в необходимости новой формы.
- Хорошо, - сказали они Джими. - Через сколько будет готова первая пробная форма?
- Дайте мне парочку старых форм и один месяц!

Спустя месяц я снова встретил Джими:
- Добрый день, Джими! - Радостно и даже родственно поприветствовал я его на этот раз.
- Вечер, - тихо проговорил он.
- Что?
- Добрый вечер. Уже вечер, - безразлично, или даже снисходительно к моей невнимательности произнес Джими.

А, ведь я сказал это с некой отсылкой к тому дню нашего знакомства. Я-то хорошо его запомнил тогда, по глазам, по тем, невероятно большим и круглым глазам. Теперь же, его глаза были пугающе другими.

Он прошел мимо меня и сразу подошел к ресепшн.
- Добрый вечер, - обратился Джими к миловидной секретарше. - Я пришел с готовой работой, по поводу модернизации рабочих форм.
- Со всеми вопросами к нему, - она указала на меня.

Джими слегка удивился и снова подошел ко мне.
- Я думал... - было начал Джими
- Ничего-ничего. Все в порядке.

- К тому времени, - обращался седовласый швейцар к молодому приемнику, - я уже был администратором, но, иногда, я стоял у главного входа. Ну, ты понимаешь...
- Да, вы и до сих пор становитесь там.

-Мы тогда с Джими пошли в кабинет и там я примерил на себе новую форму. Это было восхитительное чувство, когда на тебе такая легкая и удобная форма, что я тут же связался с коллегами и уже через неделю мы приняли заказ с фабрики, и весь персонал был одет в новую форму. В тот вечер было больно смотреть на Джими, поэтому я предложил ему выпить со мной чай. Он согласился. Мы сидели на этом же месте, - задумчиво проговорил рассказчик, поглаживая сиденье кресла, на котором он сидел. - Представляешь, - уже явно обращаясь к молодому швейцару, - он сидел прямо здесь!

Глаза молодого швейцара вспыхнули пламенем удивления и восхищения.

- С вами, - неуверенно обратился я к Джими, когда нам уже принесли сладкий чай, - не все в порядке.
- Знаю. - он пил чай не ставя чашку на стол, а все время держа её на весу и делая мелкие глотки, через секундные короткие мгновения, словно торопился куда-то.
- Ваши глаза...
- Знаю.

От такого быстрого парирования ответами, я растерялся и замолчал на некоторое время, нерасторопно допивая чай. Затем, я снова обратился:
- А знаете ли вы, где можно найти ответы?

К этому времени, Джими доделывал последние глоточки.
- Какие ответы? - с интересом спросил он.
- Ну, я имею в виду, ваши глаза и не только. Это книжный!
Джими вздрогнул и чуть не подавился последним глотком.
- Там точно есть много того, что было бы полезным для вас. Хотите еще чаю?
- Да, пожалуйста.

Мы молча дождались повторной чашки чая для Джими. Мой стакан еще был на половину полон.
- Спасибо! - уже более нерасторопно произнес Джими. - А вы, давно тут? - внезапно заинтересовался он мною. - И как работа? Где живете?

Швейцар и Джими еще посидели некоторое время, беседуя на разные темы, и, как показалось Швейцару, глаза нового друга стали более круглыми, от чего глаза самого Швейцара становились еще круглее.

Вскоре Джими был у себя дома. Когда он вошел в комнату, то его снова посетило уже знакомое состояние. Он знал, что его глаза, все еще такие же, прямоугольные, а то, что было при беседе со Швейцаром, была видимость округлости, но не действительной округлостью. Словно искаженное отражение круглых глаз Швейцара, в прямоугольных глазах Джими.

7.Круглые глаза.

Ночью Джими практически не спал, от чего, его внутреннее, непонятное состояние, ухудшилось. Насильно закрывать глаза он тоже не мог, ведь как можно совершать насилие над телом, ничего не зная о насилии? И выйти в коридор или на улицу- не мог, ведь ночной город это тихий, умиротворяющий снотворный вариант. Заняться работой не было желания и сил. Обыскивать полки в поисках еды, или найти занятие, было бесполезно. Ему оставалось лишь смотреть в потолок, нависший над ним тяжким бременем, на котором изредка мелькали блики луны и звезд. За эту ночь Джими невольно обучился способности ненависти, которая была в новинку для него, однако сейчас стала неким облегчением.

На следующий день Джими решился пойти в книжную лавку, разузнать что-нибудь про свои глаза. К утру возникло скользящее желание поспать, но оно, как оказалось, было обманчивым желанием. Ни разу не сталкиваясь с обманом переживать это чувство было особо болезненно.
- Доброе утро! - желали прохожие и знакомые Джими, на что тот не мог вымолвить ни одного доброго слова. В голове у него вертелись ненавистные мысли об этом утре. Он не мог, как бы ему этого не хотелось, лгать всем, подобно недавнему обманчивому сну под утро.

Все же, выразить всю свою боль на окружающих у него не хватало ни воспитания, ни смелости, ни совести, но все его естество явно задевало ничего не подозревающих и выражалось это в сочувственных взглядах, идущих мимо него. На большее, никто не был способен, да и разве можно было ему дать, что-то большее, если он сам ничего не принимал?

Совсем скоро он оказался около книжной лавки. За стеклом витрин он увидел Леди отчего в его груди защекотало, а в ногах чувствовалась такая лёгкость, от которой он чуть не свалился на тротуар. Единственное лицо, которое Джими, по-своему, действительно был счастлив видеть.

Увидев Джими, Леди помахала ему, тем самым не дав уйти обратно домой.

Он украдкой вошел и не потому, чтоб не хотел беспокоить шумом кого-то, а потому, что от шума самому Джими становилось совсем не по себе. Очутившись внутри он, словно оказался в другом миру. Желто-оранжевое и не слишком яркое освящение обволокло все тело Джими, от чего он почувствовал себя необыкновенно уютно. Создавалось некое единство с этим светом, местом и книгами. Полки выглядели насыщенно и, если можно так сказать, аппетитно для глаз, ведь оказавшись среди них, уже не хотелось уходить, пока не сольешься с ними в прочтении воедино. Все было украшено очень тонко, не слишком ярко, но и не тускло. Леди же, с её ярким платьем, которому под данным освещением придавалось нужная колоритность, ободком на голове, волнистой прической и босоножками, которые обвивали своими ремешками её нижнюю часть голени, - была, будто, частью интерьера. В воздухе витал нежный запах Леди и бумаги.
- Доброе утро! У тебя разве сегодня не выходной? Чего так рано? Мы, вообще-то, еще не открылись, - Джими было ринулся на выход, - но ты можешь остаться.
- С-спасибо! - Джими встал как вкопанный на проходе и не смог не высказать своего впечатления оказавшись в книжной лавке. - Здесь, все выглядит, так мягко и уютно, так, как-то, правильно, что даже успокаивает.
- Ох, - остановилась она в своих действиях, чтоб выговориться - да! Это мое любимое время работы. Еще вечером тут тоже так же замечательно. Мне даже пришлось упросить Мисс, чтоб мы держали лавку открытой допоздна, что бы я могла поработать еще немного времени в этой атмосфере. Если честно, я б, наверное, будь моя воля, тут и оставалась на всю ночь. Как ты, Джими, - она продолжила расставлять книги. - У вас ведь на работе есть и ночная смена?
- Да, есть.
"Поскорее бы на работу!" - подумал Джими вспомнив о добром Мистере, обо всех, любимых, клиентах и посмотрел сквозь стекло витрины в сторону бакалейной лавки.
- С тобой... - отложив сортировку книг Леди обратила свое внимание на Джими, сделала шаг ближе, но остановилась, словно испугавшись чего-то. - С тобой все в порядке?
- Не думаю. - спокойно, на удивление для самого Джими, говорил он. - Со мной не... не знаю, что со мной.

Стало необыкновенно тихо вокруг. Оба не знали, что сказать.

В лавке потускнело. Скорее всего, это из-за восходящего солнца, когда на улице становится светлее, то в помещениях, где горит свет, создается впечатление, что становится тусклее.
- Почему ты здесь, - аккуратно говорила Леди положив ладони на книги на полке, будто находя в них надежную опору, или как мать, которая кладет ладони на головы сыновей слегка поглаживая их?
- Я думал, что здесь смогу найти ответы, - он медленно стал осматривать близлежащие книги, но ничего стоящего не попадалось ему на глаза.

Теперь Леди стояла как вкопанная, но в тоже время, было видно её лёгкость. Джими же, принялся отыскивать то, за чем пришел.
- Думаешь, ты сможешь найти здесь то, что именно тебе нужно? - спросила Леди чуть погодя.
- Вы мне скажите, - сквозь сосредоточенность поисками проговорил Джими.
- Но я не знаю, что ты ищешь?

К этому времени Джими был совсем близко к Леди.
- Я, - он поднял взгляд и увидел большие, сияющие и чрезвычайно круглые глаза Леди от чего Джими на секунду замешкался, - я тем более не знаю!
- Тебе, - с тоном сожаления говорила Леди, - дорогой Джими, не нужны эти книги, - Он опешил увидев её милую и, на этот раз, особенную улыбку. - Сюда приходят много людей, и сколько я себя помню, я не встречала никого, кто хоть на долю был бы похож на тебя. Вы, - Леди неожиданно стала обращаться к собеседнику на "вы" и это было вовсе не намеренно, отчего Джими почувствовал некую отдаленность от неё и от этого места, словно ему было не место здесь, - Джими, не похожи ни на одного из них. Мне, признаться, тяжело скрыть свой интерес к вам, но... Я не думаю, что все эти книги, которые для всех, подойдут вам и, мне кажется, что вы один из тех, кто мог бы написать, не что-то подобное, а больше всего, что вы видите здесь. Мне пришлось узнать все, что есть в этих книгах, и в них я узнала обо всем, что есть, кроме вас. Вас же, Джими, мне не узнать. Но, если бы вы хотя бы попробовали написать, может быть, тогда, не только я, но и другие бы вас узнали.
- Вы... не узнаете... меня?.. Но и я вас, - было тяжело это признавать, - тоже, не узнаю.
- Нет, что вы! - Леди заметила, как Джими совсем поник, - Не стоит волноваться так. Я хотела сказать, что, хочу иметь возможность узнать вас. И то, ради чего вы пришли сюда... Вы сами можете все разрешить!
- Мне бы избавиться от этого!
- Нет, что вы! Избавиться от самого себя?
- От самого себя?..
- От себя не стоит избавляться! Просто, напишете, то что вы хотите выразить. Не в словах, - хоть я и слышала прошлым утром, ваше восхищение, и меня оно поразило, ведь я никогда не слышала, чтоб так выражались вслух, - а в письме. Ведь когда мы говорим, мы делаем это ртом, а когда пишем, то говорим душой. Я имею в виду не восхищение, а что-то, наверное, противоположное.
- Боль...
- Б-боль?

Джими снова хотел произнести это слово, от которого ему неожиданно стало невыразимо хорошо, хоть он и оставался в том же состоянии, но не смог.

Вдруг, они услышали как по лестнице, со второго этажа, - по всей видимости жилого этажа, - кто-то спускался. Леди обернулась по направлению звука и сказала: "Это Мисс!", а повернувшись, она увидела закрывающуюся входную дверь.
- Джими... - тихонько сорвалось у нее с губ. - Ты...
- Ты что-то говорила, дорогая? - весело спросила Мисс. Леди понадобилось несколько времени, чтоб придти в себя.
- А где коробка с новой партией книг, - оживилась Леди?
- В этом прямоугольном шкафу смотрела? Ничего-ничего, стой, я сейчас тебе подам.
- Спасибо! - зарядившись от Мисс, Леди стало весело и непринужденно, как обычно.

8.Круглые глаза.

Утром, весь круглый мир не увидел круглого солнца. Оно было скрыто за темными кучевыми облаками, от чего весь яркий и цветной город обрел серые краски неба. Джими проходил сказанную мостовую, а от неё, идя по брусчатке, мимо разношерстных фонарных столбов, наконец подошел к родной бакалейной лавки. Свет из других витрин казался ярче чем прежде.

Открыв дверь на свою работу Джими не стал, как обычно это бывало, дожидаться, пока спустится Мистер, выполняя свои акробатические трюки вместо зарядки. Он просто перестал восхищаться и позабыл, что это значит и ради чего стоит восхищаться. Мистер же и без своего зрителя проделывал свое любимое утро: держась руками о подоконник своей спальни, он делал первый переворот через голову, медленно, казалось, что он падает, но цепляясь крепкими руками за остальные карнизы окон и продолжая крутить воздушное колесо, он так же ловко, как обычно, приземлился на провод, как на цирковой канате который отпружинив Мистера бросил его на тряпочный, красно белый козырек книжной лавки, имитируя тем самым батут, а с него уже на землю.

Теперь Джими не встречал Мистера у двери.
- Доброе утро, Тод! - громко проговорил Мистер помахав ему приветственно рукой.
- Доброе, Мистер, - серьезно и не громко ответил бездомный облокотившийся спиной на мусорные баки и пристально всматриваясь куда-то вверх.

Мистер тоже посмотрел вверх, но не увидел там ничего особенного.
- Сегодня странный день, - негромко говорил Тод, - который начался с вечера, - немного погодя он дополнил. - Что же нас ждет ночью? Это будет темная ночка.

Мистер его уже не слышал, так как зашел к себе в лавку, как обычно, со стороны проулка.
- Доброе утро, Джими!
- Доброе, Мистер, - рефлекторно отвечал тот.

Мистер открыл лавку и впустил насыщенные сквозняки.
- Свежо сегодня.
- Да, Мистер.

Мистер посмотрел на Джими. Тот одевал свой рабочий фартук и, как обычно, взяв блокнот и ручку, принялся записывать, сколько чего осталось и, что нужно заказать.
- Ты сегодня... - было начал Мистер, но Джими его оборвал.
- Масло. Снова кончилось масло, которое обычно покупает наша Мисс.
- Да, я знаю. Я уже заказал его. Привезут сегодня с вечера.

Немного сконфуженный Мистер не стал больше задавать вопросов Джими. И, закрыв входную стеклянную дверь, от сквозняка, они просидели весь день без клиентов, почти молча, только по делу обмолвившись несколькими фразами.
- Пока, Джими. - Уставши проговорил Мистер, сам заметив странность своей беспочвенной усталости.
- До свидания, Мистер.

Джими остался в дверях, ожидая скорый приезд товара. Его взгляд, правда уже более безразличный, упал на заканчивающую свои дела Леди в книжной лавке. "Напиши, чтоб я тебя узнала", прозвучал ее голос в голове Джони. В его руке как раз была ручка с блокнотом. Он посмотрел на записи свои, перелистал до чистого листа и что-то, особо не осознавая, что, написал карандашом. Затем Джими вырвал этот лист, но внезапный шквал ветра вырвал его у него из рук. Он не стал ничего предпринимать, а лишь вновь взглянул на Леди. Когда она посмотрела, как бы сквозь витрины, Джими ей тут же, неуверенно махнул рукой, но Она отвернулась, проигнорировав его добрый жест, поставила несколько книг на полки и, выключив свет, исчезла из вида Джими. Он и не предполагал, что, смотря через стеклянные витрины, из освещенного помещения, на темную улицу - ничего не увидишь.

Выключив свет в Книжной лавке и собираясь подниматься по лестнице вверх, Леди еще раз взглянула в сторону служебного входа Бакалейной лавки, и, на этот раз увидела Джими. Она радостно помахала ему рукой, однако тот никак не отреагировал на это. Теперь Он не видел её, потому что, как раз подъезжала машина с грузом и освещая фарами проулок, не позволяя им увидеть друг друга.

Раздался протяженный раскат грома! Джими как раз заканчивал разгрузку.

Машина уехала. Окончив в скором времени все дела и выйдя на улицу, Джими ощущал более острую странность в себе. Он всматривался сквозь витрину книжной лавки.
- Помочь чем? - неожиданно появился Тод. Джими посмотрел вверх.
- Сегодня все так странно.
- И не говори, - посмотрел вверх Тод, затем снова на Джими, спросил - ты тоже это видишь? - Джими молчал. - Так значит, ты уже управился со всем?
- Да.

Тод с минуту еще постоял рядом и понимая, что от собеседника нет толку, он развернулся, чтобы уйти к себе за мусорные баки.
- Как думаешь, - нежданно начал Джими, - всегда ли ты, Тод, будешь тут жить?
- Скорее всего нет. Но, пока ничего не случилось такого, что бы могло заставить меня уйти в другое место.

Тод видел, что Джими смотрит на книжную лавку, где было темно и ничего не видно.
- Ты ведь тоже меня не узнаешь? - тихо говорил Джими.
- Ха-ха! Где же наш весельчак Джими?
- А если бы я написал, - все так же тихо говорил Джими, - как думаешь, узнал бы ты меня?
- А зачем мне узнавать тебя? Я и так тебя знаю! Рано, или поздно, это пройдет, я уже видел подобное и ничего, обошлось.

Опять вспыхнуло на небе и раздался протяжной раскат грома, но теперь прибавился нарастающий ветер приносящий с собой дождь.
- Тод? - прокричал Джими в след уходящему бездомному в свое убежище.

Тот остановился и развернулся.
- Да?

Но Джими ничего не говорил, словно забыв, что хотел.
- Ты бы зашел в помещение, а то, не нравится мне все это!

От Джими не было реакции и Тод скрылся из вида.

Начался проливной дождь.

«Я знаю!» - внезапно, словно в порыве просветления, Джими изменился в лице и засиял, однако глаза у него стали прямоугольными.
«Я напишу!» - подумал Джими и забежал в помещение оставив дверь открытой.

Через час, или два, Тод проснулся из-за света в его переулке. Дождь все еще лил, но не с такой интенсивностью. Почувствовав странный запах, Тод тут же вскочил с койки и вышел из-за мусорных контейнеров к источнику света, где увидел Джими, смотрящего на горящие буквы, составляющие какое-то слово, на асфальте. Затем, увидев большую кучу опустошенных бутылей с маслом, он понял - Джими использовал масло как горючее и разлив его буквами на асфальте поджег. В последние секунды горения Тод посмотрел вверх и увидел как в окне второго этажа мелькнул силуэт.
- Джими! - придя в себя прокричал Тод. У него в голове вертелись многие громкие слова для Него, но увидев его взгляд, когда тот повернулся, он не смог ничего сказать. После странных мыслей и реакций в голове, Тод вновь обратился к Джими:
- Так, надо что-нибудь придумать с этими бутылями. Давай-ка я их все выброшу в баки. Фьюх! Хорошо, что накануне их опустошили, а то вся эта куча не влезла бы. Ну, чего стоишь? Помогай! Идея, конечно, хорошая, должен сказать, в дождь, чтоб увидеть написанное... маслом - лучше не придумаешь. Я ж говорю, уже видел подобное, Мистер ничего на это не скажет. Ты то, посмотри, фартук чуть не сжег. Сам весь черный! Ха-ха, вот видишь, будто ничего и не было. Ты... Постой! Джими...

Джими просто ушел в темноту.

Дождь лил всю ночь. На улице никого не было, только Джими шаркал по лужам весь промокший до ниточки. Минуя мостовую, идя по брусчатке мимо красивейших фонарных столбов, он подошел к заветному проулку, через который он входил к себе в Бакалейную лавку.
- Леди.
- Доброе утро, Джими! - с улыбкой, прячась под старым зонтом, приветствовала Леди
- Снова ваши глаза меня восхищают, - словно выдавливал из себя Джими. - Но мои... не такие... Вы до сих пор не узнаете меня?

В кулаке она что-то сжимала.
- А я, вот, вышла... Что-то прилипло к стеклу, какой-то, видимо, кусочек бумажки.
- Вы...
- Джими! Я теперь поняла. Я знаю тебя.

Это был тот самый листок, который вырвал ветер из рук Джими. Самое время ему бы что-то предпринять, но он молчал, что весьма смутило Леди, и пошел в проулок, а она зашла в лавку.

В это время Мистер как раз проделывал свой утренний трюк, несмотря на ненастную погоду. Джими был под ним в этот момент. Он поднял взгляд, но не смотрел на Мистера, а смотрел куда-то сквозь. Как обычно, Мистер должен был приземлится на провод, что и сделал, но в этот раз, провод порвался. К счастью для Мистера, он упал спиной на бело-красный козырек Книжной лавки, а с него приземлился на ноги на асфальт. Однако, к несчастью для Джими, электрический провод упал прямо на него.

- И что же стало с Джими?
- Он исчез.
- Как?
- Он умер. Его больше не стало и все. Однако, я слышал, что в последний момент его глаза... были круглыми, пуще прежнего.
- И все? Как же так! А что же он написал?
- Не знаю.
- На асфальте? А на том листке бумаги? Леди прочла?
- Нет, ты что. Дождь ведь был, смыло буквы.
- Быть не может такого! - поник ошеломленный молодой швейцар. - Все это... это не похоже на правду.
- Я и сам, каждый раз вспоминая нашего весельчака Джими, не верю себе. Но наша форма... Форма в которой ты сейчас, мне каждый раз напоминает о нем!

Тут седовласый старик Швейцар встал, поправился. То же сделал и молодой его приемник.

- И Тод...
- Что?
- Тод тоже ушел! Никто его так и не видел. Хотя и до этого, особо никто его не замечал, именно как Тода, как бездомного, кроме Джими.
- Простите, - виновато говорил молодой швейцар, - но мне пора идти.
- Да-да, конечно!
- Спасибо. - со скользящей улыбкой сказал он. - У Меня еще много вопросов я... я вас найду, хорошо? До свидания!
"Неужели в самом деле можно быть несчастным? О, что такое мое горе и моя беда, если я в силах быть счастливым? ... Говорить с человеком и не быть счастливым, что любишь его!"
Аватара пользователя
Денис МЫшкин
Хозяин форума "Телу Время!"
 
Сообщения: 174
Зарегистрирован: 10 июл 2016, 23:45

Немного рекламы


Re: Круглые глаза. (Фэнтези жанр)

Сообщение Klim Podkova » 15 авг 2016, 23:39

Денис, это потрясающе.
Аватара пользователя
Klim Podkova
Супермодератор
 
Сообщения: 706
Зарегистрирован: 02 мар 2016, 08:59

Re: Круглые глаза. (Фэнтези жанр)

Сообщение Денис МЫшкин » 16 авг 2016, 23:10

Klim Podkova писал(а):Денис, это потрясающе.


Спасибо! :)
"Неужели в самом деле можно быть несчастным? О, что такое мое горе и моя беда, если я в силах быть счастливым? ... Говорить с человеком и не быть счастливым, что любишь его!"
Аватара пользователя
Денис МЫшкин
Хозяин форума "Телу Время!"
 
Сообщения: 174
Зарегистрирован: 10 июл 2016, 23:45

Re: Круглые глаза. (Фэнтези жанр)

Сообщение Райтер Фил » 22 авг 2016, 14:41

Чем отличается фэнтэзи от прочих жанров? В нем автор создает абсолютно новый мир,сильно отличающийся от нашего. Многие идут по пути наименьшего сопротивления, облачая своих персонажей в средневековые плащи и комзолы, вручая им в руки мечи и боевые палицы. Но внешнее преображение никак не отражается на внутреннем мире героев, под внешней оболочкой все те же знакомые нам люди из соседнего подъезда, поступки их нас не удивляют и развитие сюжета вполне предсказуемо.

Гораздо тяжелее создать совсем иной духовный мир, где отношения между персонажами строятся на совсем иной основе, непривычной для нас. Это очень трудно, но автору удалось.
Аватара пользователя
Райтер Фил
Проверенный
 
Сообщения: 438
Зарегистрирован: 13 июн 2016, 22:03

Re: Круглые глаза. (Фэнтези жанр)

Сообщение Татьяна Васильева » 24 авг 2016, 22:01

Необычно, уникально, и очень интересно. Автор просто молодчина! :!:
Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил.
Антуан Де Сент-Экзюпери
Аватара пользователя
Татьяна Васильева
Хозяйка форума "Наши любимые домашние животные" Хозяйка форума "Для Милых Дам"
 
Сообщения: 286
Зарегистрирован: 16 июл 2016, 16:04

Re: Круглые глаза. (Фэнтези жанр)

Сообщение Александра Стоянова » 24 авг 2016, 22:16

Райтер Фил писал(а):Чем отличается фэнтэзи от прочих жанров? В нем автор создает абсолютно новый мир,сильно отличающийся от нашего. Многие идут по пути наименьшего сопротивления, облачая своих персонажей в средневековые плащи и комзолы, вручая им в руки мечи и боевые палицы. Но внешнее преображение никак не отражается на внутреннем мире героев, под внешней оболочкой все те же знакомые нам люди из соседнего подъезда, поступки их нас не удивляют и развитие сюжета вполне предсказуемо.

Гораздо тяжелее создать совсем иной духовный мир, где отношения между персонажами строятся на совсем иной основе, непривычной для нас. Это очень трудно, но автору удалось.


Согласна. Очень необычная форма построения сюжета, и конкретно образов персонажей. Оригинальное мышление. Так что же всё-таки написал Джими?
Аватара пользователя
Александра Стоянова
Проверенный
 
Сообщения: 266
Зарегистрирован: 20 июл 2016, 15:23

Re: Круглые глаза. (Фэнтези жанр)

Сообщение Райтер Фил » 24 авг 2016, 23:58

Так что же всё-таки написал Джими?

Видимо, надо ждать "Круглые глаза-2". И Тод еще вернется.
Аватара пользователя
Райтер Фил
Проверенный
 
Сообщения: 438
Зарегистрирован: 13 июн 2016, 22:03

След.

Вернуться в Беседка сочинителя

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron