Марина Февраллина "Не забывай"

Разные жанры, разные сюжетные линии, разные авторы. Только адекватные, запоминающиеся истории. Если Вы пишете, мы всегда готовы рассмотреть Ваши тексты для размещения их в этом разделе форума, и не только
  • Мы в соцсетях

  • Немного рекламы

Марина Февраллина "Не забывай"

Сообщение Таня_Уммэй » 11 янв 2015, 20:27

Привет, Друзья!
На моем сайте был объявлен авторский конкурс рассказов и повестей.
Победитель определен! Им является Марина Февраллина.
С большим удовольствием предлагаю Вам прочесть работу Марины!

Мнениями о прочитанном можно поделиться в этом же разделе.

Для перехода на главную страницу и прочтения "Книга первая "Тюрьма" (автор Таня Уммэй) воспользуйтесь кнопкой "Главная", далее кликните по любой книге, расположенной на книжной полке главной страницы сайта.



НЕ ЗАБЫВАЙ.



«Не забывай, что твой дед академик. Помни, мы назвали тебя в честь твоего деда. Ты должен поддерживать честь семьи. Твой дед имеет заслуги, награды и бла, бла…».
Сколько раз ему долдонили эти фразы, пожалуй с самого что ни на есть детского возраста, вот сидючи на горшке, уже внимал эти прописные фамильные истины. Всхлестнуло же всё это в памяти сегодняшнее посещение матери. С сожалением обсматривала, ну да, вдруг ноги, руки отвалились. Отчим маялся у забора, подходить не желал. Да и не надо, на кой ты мне сдался, хмуро подумал он. Прямые, светлые брови тут же соединились в одну линию, над голубыми глазами. Правда сейчас они словно потеряли свой цвет, блеск. Похудевшее и какое-то усталое лицо, лёгкая щетина и сейчас коротко подстриженные русые волосы. Он и в самом деле чувствовал себя выжатым и даже не этой чёртовой… как же её обозвать, да ладно, пусть так, болезнью. А именно этим холодным и совсем ненужным ему посещением. Засунув поглубже руки в карманы и привалившись к дереву в небольшом сквере, пялился в забор, пытаясь сосчитать вертикальные, потом горизонтальные палки в этой загородке. Папаша же приехал лишь однажды. С обычным своим высокомерным выражением и манифестами и призывами, вместо обычного, нормального разговора. Будто и не сын вовсе перед ним, а очередной министерский служка, которому надо выдать по первое число, чтобы он вовремя отчёт сварганил. Так же он митинговал, когда стоял вопрос о выборе института, пожелания сына учтены не были.
- Илюша, ну, с тобой всё сейчас в порядке? – поинтересовалась мать, с таким выражением, будто у неё уже самолёт взлетал и ей надо бежать немедленно, дабы усесться в кресло и пристегнуть ремни.
- Нормально.
- Лечение же помогло? – она нервно обернулась на отчима.
- Да.
- Вот и отлично. Тогда поеду я… ах, да! А на работу-то ты вышел?
- Вышел.
- Это совсем замечательно…, - начала она скороговоркой, её перебил этот урод.
- Милица! – раздался от забора раздражённый голос отчима,- чудненькое у матери имечко, ничего не скажешь. – Мы опаздываем.
- Да, да. – проворковала она в его сторону и положив руку сыну на локоть, проговорила, - Илюша. Ты умница. И знаю, со всем справишься. Пока, дорогой.
Он сделал невольный жест, уворачиваясь от её дежурного поцелуя в щеку. Вместо этого просто похлопала по руке и развернувшись, почти побежала к этому… чтоб, его! Илья поджал губы.
Лечение, блин. Да пошло оно ваше лечение, зло подумал он. Вы что ли старались для сына. И кто вообще всё это начал? Не вы ли, дорогие родители? Как хорошо, что сейчас есть любимое дело и будет новая работа. Та, о которой давно мечтал, вопреки отцовым воплям о семейных ценностях. Вот же бред, сам-то их сохранил? Придурок…
Тогда, после школы, с пацанами решили сгонять партийку в баскет. На улице уже жара, несмотря на начало мая, забежал домой, чтобы кинуть сумку и переодеться в спортивную одежду, ну, и мяч захватить с собой. Понтовый же, из штатов отцом привезённый. В комнате быстро начал скидывать одежду и уже натягивая футболку, собственно и услышал-то, потому, что застрял в ней, замер. Дома быть никого не должно. Первая мысль была, что кто-то чужой, воры что ли? Осторожно вышел из своей комнаты и направился на звук по коридору, попутно бросив взгляд на квартиру, вроде всё в порядке. Если б воры, то хоть следы какие были, ну, типа, ящики пооткрывали или чего… Остановился у родительской спальни, вроде оттуда, потихоньку нажимая ручку начал открывать дверь и заглянул… на свою голову. Какая-то белобрысая патлатая баба сидела верхом на отце, собственно и звуки больше издавал он. Чего вот случилось в тот момент, сам для себя не понял. То есть суть процесса уловил однозначно, но состояние было странным. Как-будто пришпилили невидимыми иголками, не то что руку, ногу, даже взгляд перевести никак не мог. Вывело из ступора два обстоятельства, хохот этой ведьмы и летящая в лицо подушка. Закрыв дверь, опёрся спиной о стену. Через какое-то время вышел отец:
- Чего подпираешь? – недовольно спросил он. – И чего вообще заявился?
- Уроки кончились, - еле выдавил.
- Рановато ты заявился, сам понимаешь, - начальственно проговорил он и пытаясь хлопнуть по плечу, протянул к нему руку. Илья резко откинул её от себя и с ненавистью посмотрел на него.
- Уходи! – сквозь зубы выговорил он.
- Эх! Малой, да дурной ты ещё. Вырасти тебе надо, тогда и поймёшь, прозу жизни, - наставительно произнёс отец.
- Вырасту. Без тебя.
- Зря ты, Илюх. Тут, понимаешь, какое дело…, - не закончив, предложил, - давай-ка в кухне посидим, разъясню тебе, что и как.
- Да пошёл ты, - уже вскипев выплюнул он и рванул на выход.
Тогда, понятное дело до баскета не дошло. На следующий день получил от парней по полной, но видя его безответную реакцию, быстро отстали. Всю неделю ходил сам не свой, от отца всё время отворачивал взгляд, на мать тоже никак не мог взглянуть. Она припёрла к стенке недели через две, с прямым вопросом. Не раскололся, что называется, но увидев это, её отозвал в сторону отец. Они закрылись в своей комнате и вышли оттуда через полчаса, с серьёзными лицами, пригласив своего сына для беседы, назвав её семейным обсуждением. В конце которого его пробил истерический смех, который унять удалось только с помощью успокоительного в итоге.
- Илья. – Торжественно начал отец, - ты парень уже взрослый. Понимаешь многое, в том числе и сексуальные вопросы тебе ясны, как знаю.
Откуда ему было бы знать, интересно. Он что хоть одну попытку предпринял поговорить об этой стороне жизни человека? Ага, счас. Держи карман… Даже ни разу не застукал сына ни за просмотром соответствующих журналов или сайтов, а уж про такие вещи как мастурбация, да чего вообще он тут разболтался, снова злость залила грудь.
- Да, Илюша. Мы с отцом хотим тебе кое-что объяснить, - вступила мать.
- Подожди, Мила, - поморщился отец и продолжил, - моё положение обязывает иметь жену. Но наши отношения с твоей матерью давно формальны.
Потому мы уже несколько лет живём каждый своей интимной жизнью. В скором времени намечается мой перевод на новую должность, вот тогда мы с матерью разведемся и всё наладится.
Он переводил взгляд с одного на другого, пытаясь въехать в эту ситуацию. Что за хрень они несут? Наконец сложил в голове вопрос:
- И как давно?
- Уже семь лет. Илюша, мы не хотели тебя травмировать…, - начала было мать.
- Зашибись, а чего вы счас делаете? – начал закипать он.
- Как ты разговариваешь? – воскликнула удивлённо мать, - разве тебя этому учили?
- Илья, - повысил голос отец, - ты уже школу через месяц заканчиваешь, пора думать по-взрослому. Прими, как факт. Всё, об этом поговорили. Теперь институт. Ты поступаешь в мою академию. Это широкие перспективы в карьере и возможность…
Дальше он не слушал, просто выключившись сознанием из этого разговора. Потом в голове всплыло словосочетание «семейное обсуждение» и вот тут-то удержаться не смог. Какая на фиг семья? Семь лет прикидывались, мозги канифолили. Теперь понятны отлучки то отца, то матери по выходным. Ездили, устраивали себе секс-выходные на стороне. Да, блин, же… Начал бить этот дурацкий смех.

***
Отчаянная борьба за «свой» институт закончилась полным проигрышем. Засада, но ладно, угрюмо думал он. Закончу эту академию и поступлю потом сам. Учиться было довольно легко, тут даже не помощь папаши, просто мозги на месте, почему не поучиться. Да и пропадал там до вечера, домой идти не хотелось. Наблюдать плохой театр, который разыгрывали они. А главное для кого? Вообще не понимал, зачем им это надо? Сообщили, отлично. Валите к своим полюбовниками, только не надо лжи. Что уж их сподвигло, но вдруг стали давать деньги на текущие расходы, причём не малые. Девать вроде некуда. Ну, сходил в кафешку с парнями пива попили. Познакомился с девчонкой, с ней куда-то к подружке сходил, колечко прикупил. Расстались. Потом ещё одна, любила концерты, водил, самому понравилось. И вообще девушка такая интересная довольно оказалась. Вроде и встречаться по- серьёзному начал, правда скромница такая оказалась. Привёл как-то в гости, пока родителей не было, понятное дело помиловались, чего она всё стеснялась никак понять не мог. Всё при ней, а зажималась порой так, прям руки приходилось отводить. Потом мирно посидели чай попили, пока мать не заявилась. Познакомил, побеседовали, позже проводил её, а вернувшись получил рекомендации.
- Илья, это девушка тебе не пара.
- Ма, ты мне совет решила дать? – ухмыльнулся.
- Зачем тебе такая? Ни кожи, ни рожи. Серая мышь. – Недовольно проговорила мать. В чём-то была права, не блистала Ирка красотой, но что с того? Какого лезть ко мне? Может, она мне из-за другого нравится.
- Сам решу с кем мне спать, ясно? – холодно выговорил я и направился из кухни.
- Не забывай из какой ты семьи, - с угрозой ответствовала она.
- Ма, - оглянулся на неё, - заколебали.
- Дед твой…, - я перебил её.
- Слушай, а дед с бабкой также как и вы? Шастали по любовниками, но жили вместе?
- Нет, - ответила жёстко, но покраснела вдруг.
- Надо же, прям бальзам на душу. Может я всё же в деда пошёл? Давай, ты не будешь мне читать мораль и прописывать рецепты.
- Я тебя предупреждаю. Не забудь где ты учишься и какая у тебя карьера в будущем. Тебе нужна соответствующая партия.
- Угу. Коммунистическая ещё скажи, - хмыкнул я и направился в свою комнату.
Это проживание в собственной квартире давалось мне уже с трудом. То вот мать с такими наездами, то отец с очередными лозунгами. Суть-то я понял, спустя год учёбы. Тянул он меня на звёздную карьеру дипломата. Мне это было не в кайф. Ну, не видел я себя в этом, совсем. Мне всегда по душе было другое, чего они замечать не хотели категорически. Впрочем и когда? Раз с моего сопливого тинейджерского возраста занимались своими любовными проблемами. А меня привлекало строительство. А именно разработка и архитектура домов. Наверное никто столько в детстве не рисовал пресловутых домиков. Я в машинки реже играл, а вот с этим возился постоянно. Любая коробка становилась трёхмерной проекцией этого самого дома. С возрастом я начал прорабатывать внутреннее убранство, больше по наитию, как я видел этот дом. Уже в старших классах прикупил солидную программку и творил на компьютере. Проектов этих набралось уйма, но претворить, понятное дело, невозможно. Тоже мне архитектор недоделанный, самоучка. Правда литературы на эту тему я перелопатил огромное количество и в инете и справочники покупал. У меня их собралась целая полка. Но любимое занятие пришлось отодвинуть в угоду академии. Какое-то чувство странное, мне хотелось закончить её и швырнуть диплом на стол. Злость, месть – фиг знает. Но, мол, получите и распишитесь. А дальше пойду своим путём. Какой же был дурак в самом деле.

***
Летом в каникулы, рванул на Чёрное. Папаша всё настаивал на какой-нибудь загранице, а ну его в пень. Звал Иру, она мялась, мялась. Согласилась, но с огромным количеством условий, вздохнув, покивал головой.
- Илья, может всё-таки не в это место? – всё спрашивала она меня.
- Да почему нет, - удивляясь, смотрел на неё.
- Там слишком много тусовок. Поспать не дадут.
- Ты спать собралась? – усмехнулся я. – А как же дискотеки, бары, ночные купания, ну, на худой конец, прогулки под луной?
- Илья, я серьёзно, - посмотрела она на меня в упор.
- Ир, нормальное там место. Я снял чуть в стороне. Маленький мини-отельчик, без претензий. И поспим и тусовки близко. Потом там фест будет.
- Рок-фестиваль?
- Ну да. Ты же знаешь, этим делом я увлекаюсь, - указал на свои гитары. Это тоже была в своём роде отдушина, как и дома проектировать. Мог бренчать по нескольку часов, подбирая аккорды. Но тут правда, более профессионально. Ходил я на занятия по классической гитаре. Благо рядом было такое место и преподаватель, что называется, от бога. К которому я и по сей день захаживал, спрашивая совета уже по электрогитаре. Классный дядька. В последствии оказавший мне не то что помощь, а просто вытащивший за уши, за волосы… короче, из такого дерьма…
- Ну-у… Илья, - протянула она.
- Ирка, - покачал я пальцем перед её носом, - ты об этом знала. Так что нечего на попятный. Но обещаю, мы с тобой классно проведём время во всех смыслах, - подмигнул ей и поцеловал в щеку.
- Ага. Вот это меня и беспокоит, - сказала она. По-честному, не догнал чего она имела ввиду.
На самом деле место и вправду оказалось довольно спокойным. Первые дни отсыпались, вот просто, без всяких. Потом наконец, вылезли к морю. Какая ж красота, после духоты Москвы. Нанырялся так, что вода наверное из ушей уже. Ирка плавала плохо, потому больше плескалась у бережка. Решил сломать это дело, подхватил её за талию и потащил на глубину. Она чуть не визжала, мне же было смешно, вот чего сопротивляется.
- Илья! Отпусти!
- Давай плавать учиться, а то как дитё малое, - рассмеялся я.
- Дурак, - стукнула по плечу.
- Будешь драться? – наклонился и поцеловал её. Всё смотрела на меня, хмурясь. Я примирительно заговорил, - кончай. Ложись на воду.
Уроки пошли ей на пользу и в самом деле поплыла, потом даже нырять стала. А всё не буду, не буду. Чего у меня с ней не удавалось, так это раскрепостить её в другом месте, чего за беда, не понимал. Дальше миссионерства не двигались, как не пытался. Решил как-то прикупить ей откровенный такой купальничек, без излишеств, но прикольный. Посмотрела на меня обвиняюще и проговорила:
- Это я ни за что не одену.
- А зря. Тебе пойдёт. Примерь, - протянул ей.
- Илья. Ты же видел мои купальники.
- Потому и купил. Ты бы ещё в брюках пошла купаться на море.
- Я не собираюсь ради этого или ради тебя пользоваться бритвой, - с вызовом сказала она.
Факир был пьян. Так и не одела до конца отпуска.
Фестиваль же удался на славу. Такого драйва давно не получал. И от наших и от забугорных групп. Ирка же на третий день встала в позу. Пришлось успокаивать, выбрал пару бутылок шампанского и клубнику. Надо было раньше. Такую ночь провели, класс. Просто млел наконец-то. Но утром получил по полной. Честно не ожидал совсем, думал довёл девушку до блаженства, оказалось оставил мёрзнуть на пике коммунизма одну.
- Как ты мог?! Ты… ты животное! – покраснев, вскрикнула она.
- Ир, да что с тобой? – обалдел я.
- Ты специально это сделал, я знаю, - обвинительным тоном заговорила она.
- Что тебе конкретно не понравилось, можешь объяснить, - постаравшись успокоиться, спросил её.
- Я не против сексуальных отношений, но это уже выходит за границы, - резко сказала она.
- Какие? – пытался дознаться у неё.
- Это неестественно.
- Да что ты? – приподнял я бровь, - если тебе нравится, какие границы. Это нормальные человеческие отношения. Я бы вот с тобой ещё кое-что хотел бы и знаю что тебе понравится.
- Откуда тебе вообще знать, что мне понравится. Всё делаешь, только что тебе хочется, - завелась она, заговорила передразнивая, - поехали, Ира, на Чёрное море. Фестиваль, мини-отель, номер. Что это за номер, название одно. И меня вот даже не спросил, что же я хочу.
- Хорошо, - старался говорить спокойно, - что ты хочешь?
- Я может на Красное хочу или на Средиземное, а ты меня привёз в эту деревню. У тебя же деньги есть, почему в эту дыру? – порясала она рукой в воздухе и чуть не перешла на крик. На меня же накатила внезапная усталость, так погано стало.
- Ир, слушай. А я-то тебе нравлюсь?
- После этой ночи нет. Дай денег, я поеду домой. Прямо сейчас, - злыми глазами уставилась на меня.
- Хорошо. Собирайся. – Развернулся, вытащил деньги и протянул ей. На них, пожалуй, она могла раза три туда-обратно слетать. Да и фиг. Что деньги, тут в душу плюнули…

***
Вернулся прямо к началу второго курса. Конец каникул отрывался один. Местных трогать не хотелось, кто их знает, так что провёл последние десять дней в стиле здоровый образ жизни. Учёба же словно прижала к земле. Так плоско и скучно. Опять родители, теперь правда началось движение в виде развода, отец получил должность. Наблюдать их тошнотно-мирный развод было противно до чёртиков, ещё поганее было видеть, что я для них превратился во что-то наподобие шкафа или нет, пианино. Выбросить жалко и взять к себе никто не хочет. Зависал у друзей, причём ещё школьных, коих осталось правда мало. Шлялся по клубам, опять же один. Ирка на звонки не отвечала, я уж готов был ей всё простить, но не судьба. По академии как-то друзей не сложилось, ну, не было у меня с ними общего. Пока было тепло, выбирался в парк и сидел с ноутом, либо прорисовывал чертежи, либо в музыкальной программке что-то сочинял, подбирал. К зиме стало, понятное дело, ещё тоскливее, поскольку пришлось торчать дома. Когда же этот их развод закончится, вот тут-то меня посетила мысль, оставил всё и пошёл на кухню.
- Вы всё обсудили? – задал я сходу вопрос.
- Да. Уже обо всём договорились. Тебя что-то интересует? – произнёс в своей излюбленной распорядительной манере отец.
- В вашем договоре учтено моё проживание?
- Тебе будет куплена отдельная квартира. Не беспокойся. Думаю, как раз к твоему дню рождения, - порадовал отец. Надо же даже вспомнил когда я родился.
- Да. Ты уже взрослый. Тебе это будет подспорьем, - поддержала мать.
- Я рад, - хмыкнул и развернулся в сторону двери. Ну, осталось ждать недолго, подумал про себя. Сам же себя чувствовал хуже некуда. Понятное дело не мальчишка, но так стало противно от этой пустоты, которую мне сейчас мать с отцом выдали. Точно как пианино, никому из них не нужен. С этого момента я начал падать в реальную такую депрессию. Угнетать конкретно стала и учёба. Представлялось это мне чем-то серым и непонятным, как-будто лирику пытаются объяснить теорию атомного взрыва в сухих формулах, а не в поэтической форме. Итогом стал наезд отца, не зря ж у него половина профессорского состава в друзьях. Сообщили, отзвонили.
- Что происходит с твоей учёбой? – начал отец.
- Нормально всё.
- Мне доложили, что ты не посещал лекции. – Тут он был прав, не посещал. Торчал в коридоре с ноутом и подгонял нотную часть под одну вещь.
- Возьму потом. А что я под колпаком? – прищурился на него.
- Ты мой сын. И учёба, а также проистекающая из этого твоя будущая карьера…, - я уже привычно отключился от прослушивания лозунговой части и только изредка согласно кивал головой.
- Я понял. Пойду как раз лекцию проштудирую, - выдал я в конце его речи и направился в свою комнату. Там зашёл в скайп, хоть с друзьями, подругами пообщаться.
Однако на этом отец не остановился. Придя как-то домой, уже часов в двенадцать не узнал свою комнату. Чистота и порядок ладно, мать прибрала мой хлам. Но ни моих гитар, ни комбаря, даже подставок не было. Честно говоря, застыл на пороге. В раздражении и внезапной злости вмазал кулаком в стену. И это было чёртовой, паршивой последней каплей и началом полного дерьма.
В коридор вышел отец, завязывая пояс на халате. Осмотрел меня и невозмутимо проговорил:
- Надо вернуться к учёбе. Так что твои эти развлекухи подождут. Займись вплотную делом.
- Я не нуждась в указаниях, ясно тебе, - заговорил я, еле сдерживая ярость.
- Похоже да.
- Слушай, отвали. Вы уже отделили меня, выбросили. Чего ты ко мне лезешь с этой учёбой? – взвился я и уже перешёл на ор.
- Прекрати крик, - включил он начальствующий тон.
- Сказал, не лезь в мою жизнь. Она теперь только моя, - понизил я голос, но просверливая его взглядом. В коридор вышла мать, с испугом взглянула на меня.
- Илья, в твою жизнь никто не лезет, - подключилась она, - отец, только направляет тебя, делает всё для твоего блага, для твоей карьеры, благополучия в будущем.
- Да что вы знаете о моём благе? – с яростью проговорил я. – Какая на фиг карьера. Вы даже не знаете, чего я хочу, о чём мечтаю. Никогда вам это интересно не было.
- Не правда, - жёстко выговорил отец.
- Еще какая, - отпарировал я, уткнул палец практически ему в живот, - я закончу эту долбаную академию, получу корку.
- Посмотрим. Если закончишь, станешь человеком, а так будешь плавать как дерьмо в проруби.
- Отлично. Значит, всё что у меня в голове, всё чем я живу – это дерьмо?
Дальше говорить с ними не смог и резко развернувшись вылетел из квартиры.

***
Мы оба были тогда не правы. Я не сдержал обещание, но и пожелание отца не сбылось. Гнев застилал сознание, я что-то бормотал вслух. Шагал в сторону метро, чуть не бежал. Там воткнулся просто в одну из двух девушек стоявших у парапета уходящей вниз лестницы.
- Эй, парень. Поосторожнее, - воскликнула одна. Я сквозь зубы пробормотал извинения, вторая же игриво сказала.
- А симпатичный. Только вздрюченный такой.
- Парень, эй. Да стой же, - снова заговорила первая.
Я остановился и поднял голову на неё:
- Чего?
- А ты при деньгах?
- А что надо? – хмуро поинтересовался у неё.
- Поехали в клуб, мы тебе классную компанию составим. Успокоим и расслабим. Обещаем, - мило растянула губы в улыбке.
- Далеко?
- Нет. Отсюда пятнадцать минут на метро, - вскинула она бровь.
- Поехали, - согласно кивнул я.
В вагоне ехали молча и уже на выходе в центре, первая спросила:
- А звать-то тебя как?
- Илья. Ну, и вы поведайте, - ярость уходила, хотелось общения и они к тому располагали. Я приобнял эту девицу.
- Ух ты, какой! – восхитилась она, - Нелли.
- Нина, - улыбнулась вторая девушка.
В этом клубе я был когда-то, нормальная атмосфера, два танцпола, бар. В общем, всё как обычно.
- В чилл-аут? – спросила Нина.
- Для начала, пожалуй. – Согласилась Нелли.
Расположились за столиками, заказал какую-то закуску, напитки. Выбрали водку. Поначалу болтали о всякой фигне, потом Нелли спросила:
- А чего же такой суровый был? Прям, не подходи - убьёт.
- Ерунда, - отмахнулся я.
- А ты вообще куришь? – наклонилась ко мне ближе.
- Да нет. Пробовал, когда-то, но не было желания продолжать, - пожал я плечами.
- Это ты молодец, - покивала головой, подсев вплотную, проговорила на ухо, - могу помочь снять стресс, очень помогает.
- Кто ж от такого отказывается, - ответил я. Она чуть развернулась в сторону Нины и взяла из её рук прикуренную сигарету, поднесла мне ко рту, - не никотин, намного лучше и расслабляет, закачаешься.
Не обманула, голова поплыла через несколько минут и постепенно приходило состояние пофигизма, одновременно с лёгкой тошнотой, но это меня не беспокоило. Появились лёгкость и веселье. Музыка почему-то в этой зоне стала звучать слышнее и она мне показалась ну просто очаровашкой. Отправились затем на танцпол, проведя там какое-то время, всё же почувствовал ещё сильнее приступ тошноты, короче, избежать объятий с белым чудом не удалось. Стало немного легче, прополоскал рот и вернулся к девчонкам. Снова волшебное средство, которое пошло гораздо лучше и мир засиял новыми красками. Перешли на вторую бутылку водки, стало ещё веселее и отвязнее. Уже хохотал от души, обнимая их обеих.
Ещё в клубе, под утро накатило какой-то обратной волной. Опять мать с отцом, эта ссора и учёба, чёрт же её дери. Я сидел, хмурился. Не понимал, что происходит, такого раньше не было и сухость во рту.
- Илюша, нехорошо? – нагнулась ко мне Нелли.
- Есть… немного, - ещё и язык еле ворочается.
- Давай-ка, водички, - проворковала она и поднесла мне стакан с минералкой. – А теперь встаём на ножки и на выход.
- Илюша, - это уже Нина, - мы вызвали такси, оплатишь?
- Да… без… проблем.
- А может к нам? – присела она с другой стороны от меня.
- Нет, - мотнул головой и почувствовал опять приступ тошноты и вообще какую-то непонятную гадость в теле и сердце стучало, казалось о рёбра.
Домой еле доехал и повалился спать, ни о какой академии разговора не было.

***
Через два месяца я переехал в свою квартиру. Однушка, купленная на востоке столицы. Ничего райончик, понравился. К тому моменту сошёлся с Ниной, мне она казалась помягче, чем Нелли с её постоянным горделивым заносом. А с ними с обеими по части травы, которую они любовно называли Мэри. Поначалу отказывался, но потом очередной лозунг от отца срубил напрочь. На академию не забил, тут уж видимо свой гонор сработал и уже маниакальное упрямство. С ними же заседали обычно в клубе раз в неделю или два и оттуда я уже выползал, теряя ориентацию, но находясь в каком-то поначалу приподнятом состоянии. По прошествии времени оно превращалось в тоску и раздражение.
Понятное дело, не дурак, понял на следующий день, что они мне дали в первый раз, но прекращать не хотелось. Понтово, круто, никаких наездов и вообще всё по барабану, в том числе и родичи.
Когда же переехал, отметил новый год и затем день рождения по полной. Дым коромыслом и ещё какие-то два пацана, которых и не знал. Самое-то интересное, что во время этого состояния приходили мысли по поводу музыки. Сидел бренчал на гитаре, Нинке это не то чтобы нравилось, но и не возражала. Идеи писал в ноут и вот что подвигло, сохранял на флэшку, чётко каждый вечер. Затем как-то добрался до своего преподавателя по гитаре. Василий Дмитриевич, или как все величали его Василий Митрич работу мою оценил.
- Илья, ну ты смотри как у тебя пошло, - просматривал он мои записи.
- Да вот. Придумалось на днях.
- Это хорошо, что придумалось, - он взял несколько аккордов на гитаре, - давай-ка, вместе.
Взял вторую подсел к нему. И вправду неплохо получилось. Это мне нравилось. Сыграли ещё парочку, по ходу внося кое-какие правки.
- Может есть у вас кому их скинуть? – спросил я.
- А чего же сам не хочешь? – слегка приподнял подбородок, - у тебя бы получилось.
- Не. Академия. Учусь же.
- А в самом-то институте? Что же ничего нет? – удивился он. – Может группа какая. Или сам активизируйся, неужто парней не найдёшь?
- Не знаю. Пока запала на это дело нет, - честно ответил я.
- Зря, зря. Тебе это было бы в пользу, - медленно проговорил Василий Митрич. Пробежал по струнам и предложил, - давай ещё раз. Вот эту, третью.
Похвала его придала мне не нужный пинок. Забивать я стал больше, в принципе не думал особо ни о чём. Ну что - трава, подумаешь. В любой момент могу бросить, это ж так, легкотня. Зато покурил, достиг высшей точки и приходят волшебные мысли. Вот, собственно, вышел из музыкалки, свежо, снежок сыпет. Отошёл за угол и вперёд, носил с собой всегда парочку. Вдруг кого и угостить придётся. Пришла лёгкость и расслабленность, вокруг уже не просто снежинки а белые мерцающие искры, красота. Оторвался от стены и направился к метро.
- Илья? – услышал я, ну, прямо лирическое сопрано. Надо же какой у неё голос, не замечал раньше.
- Привет, Ирина.
- Давно тебя не видела, - немного удивлённо взглянула на меня.
- И как? Изменился? – улыбнулся я.
- Вообще-то… у тебя смотрю очень хорошее настроение, - с запинкой произнесла она.
- Так а чего быть плохому-то? У меня всё в полном шоколаде. Учусь, видишь на гитаре поигрываю, девушку имею, в смысле, - хмыкнул я, - есть она у меня и даёт.
- Рада за тебя, - тут же похолодел её голос.
- Ирка, да ладно тебе, - махнул я рукой, - ты классная девчонка, но тебе попроще надо быть и парни появятся и секс нормальный будет.
- Да причём тут секс, - возмутилась она, - что вообще с тобой. Как-будто сидит на облаке и ножки свесил.
- Так и есть. Невообразимость и лёгкость бытия.
- Совсем сбрендил, - недовольно проговорила она, присмотревшись ко мне, спросила, - а чего глаза-то красные?
- В монитор долго пялился. Ладно, пора мне. – Она удержала за руку.
- А ты институт точно не бросил?
- С чего это, нет конечно.

***
Как я вообще совмещал всё это, не знаю. Может всё-таки мозги на месте, пока. Учёба меня не напрягала особо, по вечерам зависали у разных новых друзей. Сам удивлялся с какой лёгкостью это происходило. Компании, весело и без тормозов.
- Илюш, как отметим твой второй курс? – подсела ко мне Нина и провела пальчиком по щеке.
- Да в клуб поедем. Потусим. Как ещё, - оторвался я от ноутбука. Видя мою рьяную учёбу, папаша прибавил финансовую дозировку. Денег у меня и в самом деле было предостаточно.
- Есть предложение в другом. Забавный. И ещё кое-что, - она уселась мне на колени лицом к лицу.
- Рассказывай.
- А если сюрприз? – игриво заулыбалась.
- Согласен. Главное, чтоб весело.
- Да ещё как! – воскликнула она, - это такая штука классная.
Клуб оказался мощным, не зря пришлось прошвырнуться по магазинам за шмотками, которые Нинка и подобрала. Нелли явилась с каким-то новым парнем, такой подвижный, просто искрил весельем. Движения правда были несколько суетливы, но может, манера такая, особо не вдавался.
Короче подарочком оказались таблеточки, колёса или как там ещё. Нет бы подумать своей башкой, но было ж так клёво…
Лето было безбашенным, скатали на какой-то отвязный заграничный остров с кучей диско-клубов, вчетвером и с этим новым парнем, Игорьком. Зажигали всё под эти колёса или порошок. Я уже и не знаю, что мы вообще пробовали. Нина всё прыгала вокруг меня:
- Попробуй это. Тебе понравится. – От каких-то был бешеный драйв, от других только и сидел рядом с унитазом.
- Илюша, у нас кончилось лавэ, - приставала то и дело Нелли.
- Да без проблем, - отвечал я. Конечно деньгами мать с отцом снабдили. Отдыхай сынок, после трудов праведных. За все два месяца одни только клубы и дневной отходняк. На море были наверное раза два или три. А плавать-то я любил и нырять, но за это лето не сподобился.
Что за дрянь они достали тогда, я так и не понял. Проснувшись уже под вечер, никак не мог понять где вообще я нахожусь. Игорёк сидел покуривал отвернувшись носом в угол. В комнате не продохнуть, опять затошнило, еле добрался до санузла. Сел там на пол и прислонился к холодной плитке. Чего я делаю-то? Хоть бы раз спросил, что тебя пихают, придурок. Всё, с этим заканчиваем. Вот вернёмся к траве, там хоть понятно чего напихано. В тот момент отказываться совсем от кайфа не хотелось, да и опять же, что я не справлюсь, это с травой-то?
Придерживаясь за стену поднялся, вот ноги держат, значит порядок. Сделав шаг понял что явно не туда, тело повело, мышцы будто взбунтовались. Да что за ерунда, возмутился про себя. Как вообще дошёл до кровати, так и не понял. Там же встал, как вкопанный. И тут мысль, а Игорёк-то как здесь оказался:
- Игорь, а чего вообще…, - указал я на кровать, на которой спали девчонки.
- Повеселились, - пожал он плечами со счастливой улыбкой. Понятно, уже не совсем здесь.
- А чего не у себя в номере? – глупо спросил я, стараясь ещё и речь контролировать, ещё одна беда. Ноги не идут, руки чёрте как двигаются, язык с губами тоже не слушается. Нет, с этой дрянью завязываем.
- Вместе крутяк.
- Бред, - выдавил я.
Направился к окну, преодолев это расстояние за какие-нибудь двадцать минут, не меньше. Раскрыл шторы, а за окном-то оказывается вид на море.

***
Вернувшись в Москву, я попросил Нину уехать. Она дулась, сопротивлялась. Я был непреклонен, хотя и чувствовал себя откровенно говоря фигово:
- Я не буду жрать всякую гадость. Ты сама-то знаешь, что ты принимала?
- Фен. Амфетамины. Просто в разных вариациях. Скорость. Я ж тебе как-то говорила между прочим, - насупленно произнесла она.
- Хочешь продолжать? Тогда без меня, - резко ответил я.
- Ладно. Но покурить-то хотя бы время от времени можно? – наклонила она голову.
- Не здесь.
- Да зачем же, в клубе, - удивлённо посмотрела на меня.
- Мне надо об учёбе думать. Так что и это пока откладывается.
- Вот резко бросать тоже нельзя, - покачала она пальчиком.
- Заезжать буду, но сама понимаешь. – Пожал я плечами, - считай, я на спор должен эту хренову академию закончить. Так что, принимай такие условия.
- Ага и гитары ещё твои? – указала она рукой на мои инструменты.
- И они тоже требуют внимания. Нин, мы классно потусили, теперь бы и попахать надо. Ты вот собираешься на работу выходить?
Она недоумённо взглянула на меня и проговорила:
- А что деньги у тебя кончились?
- Да причём тут это. Тебе же надо чем-то заняться. У тебя профессия какая есть?
- Колледж закончила финансовый. Бухгалтер, - согласно ответила она.
- Нормальная специальность. Давай, ищи работу. Будем вместе жить, как тебе такое предложение?
- Так мы и так живём, я что-то не поняла, - воззрилась она на меня.
- А мы как муж и жена будем, - проговорил я и протянул ей руку. Она всё смотрела на неё, потом вскинула смешливые глаза и не удержавшись, рассмеялась. – Что не так? – непонимающе нахмурился я.
- Илья, ты бы ещё шведскую модель предложил. А Нелли куда?
- А она тут причём? – недоумевал я. – И потом у неё этот… Игорь.
- Да нужен он ей, - фыркнула она.
- Не понял, - я помотал головой.
- Послушай-ка, Илюша, ты до сих пор не въехал? Нелька и Игорь так просто, ну… как бы просто, иногда пересекаются. Он же нам не только траву достаёт. Её прёт с неё нереально. Но основное это игла, белый, понял что ли? Ты что её вены не видел.
Я плюхнулся на диван. Честно, вообще не обращал на это внимания, вот совсем.
- Так, а… ты? – спросил её, чуть не заикаясь.
- Я пока нет.
- Что значит пока, Нин. Ты дура что ли? Зачем на иглу-то подсаживаться?
- Ну, Илюш. – Она присела ко мне и погладила по плечу, - понимаешь, мне маловато…
- Не, ну, ни фига…, - выдохнул я, ошарашенно глядя на неё. – Нина, ты вообще подумай хорошенько-то… обкуриться, это знаешь, не подсесть на тяжёлых. Нелькины лавры снятся, не пойму?
- Она не наркоманка, - исподлобья посмотрела на меня.
- А кто, интересно. Она и есть. И мы с тобой заодно, только не на игле. Сколько она уже сидит?
- Полгода.
- Отлично, - с сарказмом проговорил я, - и ты туда же хочешь?
- Не совсем, - с вызовом ответила она.
- Так вот давай лучше вообще завяжем и правда создадим семью. Чем тебе моё предложение-то не нравится?
Я по-настоящему недоумевал, что она цепляется за это. Тут, понимаешь, замуж предлагаю, а она сопротивляется. Хотя вот по чёткому здравомыслию, не любил я её. Ну, да спали, да неплохо. Но не было в ней какого-то огонька и направленности на меня. Сам собой созрел вдруг вопрос, а она-то меня любит вообще?
- Да предложение ничего себе, - снова вдруг рассмеялась она, - но почему ты решил, что я с тобой из-за этого?
- Поясни, - довольно прохладно предложил я ей.
- Ну, Илюш. Какой ты недогадливый. Ты симпатичный парень, душевный. Вот в постели почти виртуоз, но не совсем мой.
- Поточнее, будь добра, - уже жёстко попросил её.
- Ты хороший и денег у тебя прилично. А мой скоро выйдет. Через четыре месяца. А мне-то как-то надо было перекантоваться. Сам же видишь, я не работаю. А подторговывать побаиваюсь, сидеть-то не хочется, - поставила на меня невинные глаза.
- Ясно, - кивнул головой, - тогда точно проваливай.
- Зря ты так. Вот захочешь косячок, а не с кем будет, - предупредила она. Вот об этом я старался не думать и указал ей на дверь.

***
Позвонил отец, предлагая встретиться немедленно. Чего уж у него там стряслось, но собрался. Единственное, был я в состоянии отрешённости в данный момент, заначка-то у меня ещё была, её и патронил, покуривая на балконе. Ладно, авось пронесет. Собрался, поехал в какой-то забубенный ресторан, так что пришлось ещё и цивильное одевать, галстук еле завязал. Вот почему он вечно выбирает такие заведения, в которых даже без галстука не пускают.
- Здравствуй, Илья. Как твои первые два месяца в академии?
С Уважением.
Таня Уммэй.
Аватара пользователя
Таня_Уммэй
Автор UMMEI.RU
 
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 14 фев 2013, 20:23

Немного рекламы


Re: Работа победителя конкурса авторов.

Сообщение Таня_Уммэй » 13 янв 2015, 21:12

- Отлично, - плюхнулся я на стул. Во рту было сухо, а есть хотелось, готов слона был слопать. Сделав заказ, отец, понятно дело, удивился моему зверскому аппетиту, да шут с ним.
- Илья. Есть предложение поработать тебе по нескольку часов в неделю в министерстве, вечерами. Работа в основном с электронными документами. Сам понимаешь, это живые документы, а не образцы на лекциях, - как обычно монументально начал он.
- Нет. Меня это не устраивает, - мотнул я головой и сразу запихнул приличный кусок мяса в рот.
- Ты должен думать о своей карьере. Что за безответственное…, - короче я по привычке выключился из разговора. Когда ж он прекратит митинговать, спрашивается. Очнулся, когда он тряс меня за руку, - Илья, Илья.
- Да, - машинально ответил и сделал большую глупость, что поднял на него глаза. Отец много времени проработал в Индии, марихуанщиков видел похлеще. Спросил сначала не совсем о том.
- Ты заболел?
- Всё… нормально, - еле выдавил я. Он тут же схватив меня одной рукой за лоб, откинул голову назад, отодвинул мне нижнее веко, затем опустил руку на шею, проверяя пульс. Так и держа меня за голову, вытащил другой рукой телефон и вызвал своего водителя. Потом уставившись на меня, потребовал.
- И долго.
- Почти год, - отпираться бессмысленно.
- Кретин безмозглый, - зло прошипел он. – Что-то ещё?
- На нас смотрят, - ухмыльнулся я, пытаясь вывернуть голову из-под его руки. За соседними столиками и вправду уже глазели вовсю. Со стороны-то веселенькая сценка. Он тут же отпустил меня и сел на свой стул напротив.
- Что ты ещё употреблял? – уже стараясь успокоиться заговорил он.
- Не знаю. Давали какие-то таблетки, - пожал плечами и еле сдерживался, чтоб не расплыться в улыбке.
- Ты совсем из ума выжил? – ну, вот, честно говоря, тут он прав на все сто. Хоть бы спросил, что тебе в рот совали.
- Слушай, а чего ты меня так тянешь? Зачем я тебе? – я поставил локоть на стол и взглянул на отца.
- Ты мой сын, - без патетики не обошлось.
- Да какой я вам на фиг сын, - вздохнул и хмыкнул я, - так побочный эффект вашего брака по расчёту. А раз случился, то надо как положено. Спецшкола с английским. В Мидовскую академию, которую вы с матерью закончили. Соответственно и распределение, короче, чтобы было чего коллегам и высокому начальству продемонстрировать. Вот смотрите какой у нас сын.
- У тебя уже и бред начался, - с недовольной злостью произнёс он.
- Да какой это делирий, ещё пока не случился. Просто пока нет должных тормозов, вот тебе и говорю, - почувствовал, что начинаю улыбаться и постарался сдержаться. А то уж слишком как-то.
Отец покраснел, но зазвенел его мобильник. Он поднял меня со стула и направился из ресторана. Отвёз, понятно куда, в клинику. Там пробыл две недели. На самом деле и сам вздохнул с облегчением, поскольку особых нарушений от приёма амфетаминов не было. Спасибо организму, оказался выносливым. Впрочем, эту молитву я потом произнёс не однажды.

***
Из клиники же тогда я вышел обозлённый и раздражённый до предела. На отца, на мать. На то что нужно теперь нагонять эти чёртовы недели в академии и потому что мне хотелось раскурить, что я и сделал, как только приехал домой. Но в учёбу впёрся по-серьёзному, не отрывался вплоть до нового года, даже постепенно забросил эту чёртову Мэри.
Нина с Нэлькой не объявлялись, я уж начал потихоньку мыслями отвязываться от них. В конце концов и без них найду вариант покупки, если надо. Перед самым праздником решил заскочить к Василию Митричу. Тот был рад, преподнёс ему небольшой презент, ну, так сувенир больше. Увидел в каком-то торговом центре ёлочную игрушку в виде гитары, понравилось.
- Как дела-то, рассказывай, - предложил он и подвинул мне чашку с чаем и печенье.
- Да всё путём, - отпил я и запихнул за щеку кругляш этого самого печенья и даже удивился, -вкуснотень какая.
- А-а… это моя племяшка. Здорово у неё получается. Она всем такие подарки делает, - рассмеялся и по-доброму так, подмигнул.
- А мне не сделает? – улыбнулся я.
- Ишь ты, скорый какой, - поддел он.
- Да вкусно просто. Обалдеть можно, - оправдывался я.
- Сейчас, сам понимаешь, у неё заказов много. Новый год на носу. А вот после, думаю, запросто, - он прервался и заговорил обрадованно, - ага, а вот и она. Сам и попроси.
- Василь, ой…, - увидев меня остановилась в дверях и улыбнулась, - добрый вечер. Я потом тогда…
- Нет, нет. Вита, проходи. Может, тоже чаю.
- Ты разрешаешь, - снова такая улыбка. Я так и держал эту чёртову чашку на весу. Никак не мог оторвать от неё глаз.
- Да, садись уже, - усмехнулся Василий Митрич, освобождая ещё один стул для неё. Повернулся ко мне, хмыкнул. Я наконец поставил чашку на стол. Он же проговорил, обращаясь к ней, - вот, познакомься. Илья, мой ученик. Я тебе говорил про него как-то. Хороший парень и гитарой владеет отменно.
- Виталина, - кивнула она слегка головой.
- Красиво, - всё ещё не отойдя от первого впечатления одобрил я.
- Это мама с папой постарались, - легко улыбнулась она.
- И не говори, учудила сестра моя, - хохотнул Василий Митрич. – Нас-то родители, считай по-деревенски назвали, а она вот решила отомстить в своём роде.
Я с удивлением взглянул на него и затем на Виталину, она пояснила:
- Всё просто. Василий и Мария. Ещё есть одна сестра Анна.
- Понял, - кивнул я, - ну я тоже недалеко ушёл.
- Илья, - чуть наклонила она голову, - мне всегда нравилось это имя.
- Ну, мне приятно, что тебе приятно, - наконец-то хоть связно начал говорить. Она действительно была очень интересной. Такие странные чуть раскосые глаза, тёмный цвет их охарактеризовать даже было трудно, но невероятно притягательные. Красивые брови, чуть изогнутые. Почти чёрные волосы, но в свете давали такой благородный отблеск меди. Кожа смуглая и гладкая, губы пухлые и даже цвет помады не был ярким, терпеть это не могу, а таким опять же очень ей шедшим, с каким-то коричневым оттенком. Зубки белые и ровненькие. Фигура, так вообще меня удивила. Когда Василий Митрич проговорил про горы заказов по выпечке, представил себе этакую кругленькую, пухленькую хозяйственную барышню, почему-то в белом переднике. Здесь же, полная противоположность. Довольно высокая, бёдра стройные это точно, остальное разглядеть под её объёмным свитером не представлялось возможным, но точно знал, что полный порядок и с остальным.
- Илья, а ты чего молчишь-то? – чуть стукнул Василий Митрич меня по руке.
- В смысле… о чём, - снова еле отвёл от неё глаза.
- Кто про печенье говорил.
-О-ох, Василь, - она укоризненно посмотрела на своего дядю, - мне скоро свою пекарню открывать придётся, так ты меня рекламируешь.
- Так это дело, если вкусно, - поддержал я её.
Повернувшись ко мне рассмеялась:
- Хорошо, Илья. Сделаю и тебе подарок, только чур после нового года.
- Это было бы здорово, - согласился я. У меня уже вертелось предложение на языке, проводить её до дома, но открылась дверь, а для меня в тот момент закрылась всякая надежда.
- Вит, опять тут торчишь, - возмутился довольно сухопарый, но жилистый парень.
- Олег, - голос её стал будто строже, - я, как ты выразился, не торчу. А зашла к своему дяде.
- Ты дома должна быть, там мать, знаешь же.
- Буду. Через тридцать минут, - чуть нахмурилась и подняла руку поправить свои тяжёлые тёмные волосы, на правой руке блеснуло простое золотое кольцо. Он фыркнул и бросил.
- Жду тебя в машине.

***
Промучав свою бас-гитару чуть ли не до утра, понял, что вот просто заболел ею. Только и видел её странные тёмные глаза и улыбку. Вообще никогда не думал, что можно так, чуть не за одну минуту перемениться в себе. Раз, тумблер щёлкает и ты жить без этого человека не можешь. И не знаешь совсем, а всё стоит перед глазами и всё тут. И сразу к этому чувству подключилась ревность. Если уж раскладывать по полкам, совершенно неоправданная. Ну, кто я ей? А он, как ни говори, супруг законный. А если идти ещё дальше, вот только наркомана ей и не хватало, пусть и не обдолбанного напрочь.
Данная мысль логично привела к косяку. Два подряд и голова шумит, а мысли не уходят, беда. Уткнулся в подушку и кое-как уснул. Проснувшись и промаявшись полдня, пошёл на улицу. Я знал где она живёт, ненароком узналось, что практически соседи, в другом микрорайоне. Полчаса пешком. Может, машину из гаража выгнать, потом плюнул, ну её. Не ездил несколько месяцев, чего там с ней, а вообще-то сам боялся за руль. Чего там ожидать от моей реакции сейчас, кто его знает. Руки, конечно, не трясутся, но не буди лиха…

Стоял у её дома, пока не продрог напрочь. Мороз-то небольшой, но на месте всё же. Они подъехали вместе с мужем, выгрузили кучу пакетов, здорово, готовятся к встрече нового года. Решил, что ничем не рискую, если, что называется, мимо пройду. Она увидев меня обрадовалась, это-то я сразу заметил, чуть улыбнулась:
- Здравствуй, Илья.
Поднял голову и буркнул, от холода губы не слушались:
- Привет. Готовитесь? – кивнул на покупки.
- Как видишь, затарились. – Повернулась к мужу, - Олег, познакомься. Это Илья – ученик Василя.
- Будем знакомы, - положил сумки обратно в машину и протянул руку для пожатия, я вытащил свою из кармана. Неожиданно дёрнул на себя, второй схватил за грудки, - чего ошиваешься здесь?
- Грабли убери, - еле слышно, но зло проговорил я, - живу я здесь, в двух шагах. Мимо шёл.
Вспышка принесла адреналин и тепло, заговорил чётче.
- Олег. Отпусти немедленно, - жёстко и без истерики произнесла Вита.
- Часто что-то я его вижу, - ослабил хватку и как-то неуверенно ответил он.
- Прекрати. Давай мирно завершим это дело. Сегодня последний день. – Мерно проговорила она.
Он молча повернулся к машине, забрал сумки и направился к подъезду. И в самом деле последний, подумал я про себя. Конец года и капец мне.
- Илья, извини, пожалуйста, - обратилась она ко мне, обхватив запястье.
- Да за что, - пожал я плечами. Указал на открытую дверцу машины, - помочь?
- Не против, - кивнула головой. Донёс ей пакеты до двери квартиры, поставил на пол. Что говорить, не знал. Потому, может и слишком нагло с моей стороны, прижал её к себе и поцеловал откровенно, раскрывая её губы, всё равно не повторю никогда, пусть будет так. Впрыгивал в уже закрывающийся лифт. Нажал кнопку и упёрся лбом в стенку.
Прошагал тогда наверное пол праздничной Москвы. Сколько веселья, улыбок, смеха. У меня же настроение устремлялось чётко вниз. Часа через два образовался уже откровенный депрессняк. Спустился в метро и направился в наш первый клуб, потусуюсь там. Хорошо бы ещё не пересечься с Ниной, Нелли, не хочу. Пока ехал до места, чуть не подрался с уже подвипившей компанией, из-за ерунды по сути, но настроение и в самом деле было отвратное. Добравшись до клуба, сидел пил водку за столом, через какое-то время бахнули вокруг меня шампанским, я налил себе еще сто. Ну, с новым годом, Илья, кхм, блин, Владимирович. Не вовремя я отца вспомнил, не к ночи, понимаешь…
С боку кто-то присоседился, повернул голову, ещё лучше, хмуро подумал я.
- Как тебя давно не видела, - обняла, такая весёлая. Всмотрелся в глаза, убитая, точно.
- Нель, ты с Игорем?
- Н-да, - кивнула головой и улыбка какая-то на грани глупого счастья.
- А он где?
- А тебе зачем, - вдруг включилась по-деловому.
- Так, спрашиваю просто, - пожал плечами. Вот кто за язык дёргал.
- А мы марафоним, хочешь присоединиться?
- Нет уж. Увольте, - дёрнулся я. Хотя мысль-то дурацкая прошмыгнула. Может вот лучше также как она, до идиотского состояния, чтобы ничего не помнить и не видеть.
С другой Игорёк тянул шприц и проговорил в самое ухо:
- Ты попробуй. Это быстрее и надёжнее.
- Да пошёл ты. – Попытался встать, но бутылка-то была в одно лицо, упал обратно.
- Не, насильно никто и никогда. Хочешь, не хочешь. Дело твоё. Есть кое-что ещё, понюхать можно. – Короче, взял на «слабо». Его коронная манера, так и колёса шли у меня. По первому и не понял ничего, хрень какая-то. Может водка. Плюнул на всё, отбросил Нелькины руки от себя и переменным галсом на выход, как добрался до дому не помню.

***
Не отпускало чувство чего-то не законченного, не доделанного. Надо всё ж попробовать, может не так что пошло. Пока суть да дело, перекуривал этот момент, но теперь контролировал данный процесс. Надо было сдать сессию. Сдал, всё отлично. Отец проверил, заехав ко мне домой, я молча сидел на диване и просто пялился на него. Обсмотрел моё лицо, глаза. Кивнул и выдал немалую сумму. Поощритель фигов. Отлично, теперь можно и попробовать.
С Игорьком встретился снова в клубе… С того момента я бросил академию, просто не вышел во второй семестр и всё. Катался по клубам и доводил себя до вот точно идиотского состояния. Как полный придурок, осёл которого водят на веревке. Чего только не глотал, всякой дряни до чёрта. Вводя себя в безудержный марафон по нескольку дней, чередуя с депрессивными отходняками уже вообще не понятно где, правда иногда и на своей квартире. Что удержало от иглы, не знаю. Судьба наверное…
Очнулся дома, мобильник разряжен. Какой день-то? Да фига, какой месяц вообще? Дополз до окна, ну, снег лежит, ещё не лето. Голова трещит, во рту – Сахара и одновременно выворачивает и колотит. Еле добрался до ванной, вышел через час наверное, сел на пол у двери. Чего я вообще делаю?.. Почему-то вот сейчас мысли заработали чётко. На кой я иду на поводу, только уже не наркоты, а отца, которого не то что не уважаю, в грош не ставлю. Зачем? На черта мне эта академия? Месть эта? Я жизнь свою в унитаз спускаю, этой учёбой, мне так, на фиг не нужной. Не хочу я этим заниматься. Тебя родители кинули, а ты чего-то всё хочешь доказать, что именно? Что не дурак? Так это и так ясно. Вот если будешь дальше нюхать и пихать в себя всё подряд, точно мозги прочихаешь все.
Подняться не смог и практически ползком направился в комнату. Начал собирать со стола всё это дерьмо. Однако у меня ещё оставалось и прилично, тут промелькнула такая желанная и упадническая мысль, может последний раз и тогда точно всё. Я задержал руку. В этот ключевой для меня момент прозрения и одновременно слабины в квартиру просто ворвался Василий Митрич. Чего не ждал, того не ждал. Вообще подумал, сначала, здравствуй глюки. Когда же подхватил меня и вздёрнул вверх, понял, что наяву. Даже полегчало. Но ноги не держали, он плюхнул меня на диван. Быстро собрал всё со стола, сложил в пакет. Просто впиявился в меня взглядом:
- Ещё есть?
Почувствовал, что ответить не смогу и замотал отрицательно головой. Он цыкнул и всё равно обыскал мои карманы, а профессионально так, мелькнула очередная удивлённая мысль. Вышел и вернулся минут через пятнадцать, ну, наверное. Схватил моё лицо жёсткими пальцами, поднял вверх, чуть не обнюхал. Поставил на стол бутылку минералки, тут же почувствовал, что меня просто раздирает от жажды. Он кивнул, глядя на меня внимательно, открутил крышку и поднёс горлышко ко рту. Пил и чувствовал, что вода течет по шее и груди.
Не знаю, сколько времени это заняло, но я выпил все полтора литра. Василий Митрич сидел напротив меня и не отрываясь смотрел в лицо. Встал, пошуровал чего-то у меня на кухне и принёс лёгкий куриный суп. Кормил с ложки, удержать я никак не мог.
- Лучше? – спросил он.
Я кивнул.
- Говорить можешь?
- Да, - разжались наконец губы и зубы.
- Когда начал и с чего? – вопросы задавал резко, словно допрашивал.
- В ноябре, прошлом. Трава.
- Что ещё?
Короче рассказал ему подробно, он только внимательно изучал меня и всё задавал прямые и неприятные вопросы.
- Знаешь какое сегодня число?
- Нет.
- Пятнадцатое апреля. Значит загулял с нового года?
- Позже. После сессии.
- Ещё и сдать умудрился, - наконец удивился он. – Силён.
- Там ерунда, -махнул я рукой. Он приподнял брови и сказал.
- Встань-ка. Должен удержаться.
И в самом деле встал, правда держась за ближайший стул. Ноги всё равно как ватные, но хоть держали.
- В туалет хочешь?
- Нет. Пить хочу. – Он принёс ещё одну бутылку воды. На этот раз выпил половину.
Со мной он оставался несколько этих самых паршивых дней в моей жизни. Ничего не говорил особо, просто был рядом. Мне всегда казалось, что это состояние прерогатива только сидящих на игле, как бы не так. Мышцы, суставы, желудок сворачивало, казалось, в нитку. Оттого то и дело торчал в ванной. В голове стучало постоянно, хотел спать и не мог.То слонялся по квартире и чуть не бился головой об стену, то вдруг такая апатия, что падал на кровать. Утыкаясь в подушку, понимал, что никакая не мягкая, а словно насыпали щебня. Одеяло казалось тяжёлым. Жар, озноб и всё, казалось, одновременно. Острое желание употребить чего-нибудь, понятное дело, было и не отпускало, но сидел трясся и скрипя зубами терпел.

***
Центр, в который меня привёз Василий Митрич, оказался просто на высшем уровне. Реально качественная помощь и даже работа. Изгоняя депрессию и мрачные мысли, я воткнулся опять в свои чертежи, ноут взял с собой. Попутно объяснял как пользоваться графическим редактором, да и другими программами, товарищам по несчастью, что называется. Провёл там несколько месяцев, даже понравилось. Врач там Яков Семёнович, ух, дядька, силён. Даже пожалел, что не встретил такого человека раньше, всё разложил передо мной, причём не направлял, а просто предлагал пути. Ещё была у него интересная придумка, этакий своеобразный поход в одиночестве. Центр располагался практически в лесном массиве, огромном просто, короче, это меня заинтересовало. Выдали карту с маршрутом, рюкзак с малым скарбом и вперёд, выбрал самый длинный путь. Вот это мне реально помогло, неделя одиночного похода, наедине с собственными мыслями, в конце которого я принял решение, чем я конкретно хочу и буду заниматься после выписки. Данными мыслями поделился с Яковом Семёновичем, он кивнул и хлопнул меня по плечу, со словами: «Это лучше».
Вот сюда-то и припёрлись сначала мать с отчимом , потом отец, хорошо хоть один, а не с очередной патлатой. У него прям, мания. Только таких предпочитал. Злость от их приезда уходила, сделал несколько дыхательных упражнений, неплохая штука оказалась и вправду помогала.
Через неделю приехал Василий Митрич:
- Ну, здоров. Как чувствуешь? Посвежел смотрю, – спросил, пожимая руку.
- Хорошо. Спасибо вам. За всё. – говорил запинаясь, чувствовал, что прямо волна какая-то горячая в груди и к горлу.
- Главное, чтобы на пользу. Я тебе работу нашёл. Друг у меня занимается строительством загородных домов. Пойдёшь?
Захлестнуло всё же этим. Никак не мог слова произнести, потом наконец, прокашлявшись, выговорил:
- Василий Митрич… ну, это вообще… да у меня мечта с детства дома такие проектировать, - потом осёкся и посмотрел на него, - только… я же… у меня диплома-то нет.
- Так флаг в руки. Я тебе помогу перевестись с минимальными потерями, - со спокойной уверенностью произнёс он.
- Подождите, у меня ж специальность-то вообще ничего рядом не стояло. Международная…, - договорить я не успел.
- Илья, ты с одного раза понимаешь? – приподнял он бровь.
- Конечно. Но тут-то архитектура, - ответил я растерянно.
- Я договорился. Пойдёшь на третий. Ты справишься, я в тебя верю, - спокойно произнёс Василий Митрич.
- Ага, - опешил я, потом собравшись с мыслями, спросил, - а вы же вроде, преподаватель по гитаре или я что-то путаю?
- Нет, - он усмехнулся, вдруг хлопнув себя по лбу, раскрыл пакет который всё лежал на скамейке, между нами, - вот. Тут тебе, понимаешь гостинцы и мороженое. Любишь?
- Да. Мороженое я люблю, - озадаченно посмотрел на него, он протягивал мне вафельный стаканчик.
- Это моё любимое, с детства, - пояснил он.
- Василий Митрич, я понял. Вы мне тут зубы заговариваете, - прищурился я.
- Самую малость. Я, понимаешь ли, Илья, служил когда-то в полиции, то есть тогда ещё милиции. Отделение сейчас как точно именуется не отслеживал, но короче по борьбе с наркотиками.
Ну, сказать, что удивил меня Василий Митрич, ничего не сказать. Я сидел наверное, как мальчишка в третьем классе, которому абсолютно серьёзно рассказывают о приземлении летающей тарелки в соседнем дворе.
- Обалдеть, - выпалил я.
- Типа того, - хмыкнул он, но тут же лицо приняло какое-то официальное выражение, - Первое, что тебе скажу, сел бы ты, не фиг делать. Прилично у тебя было.
Я вздохнул, тут прав на все сто пятьдесят. И сел бы на немало, точно.
- Второе, - продолжил он с жёсткостью, я повернулся к нему, - сразу тебе скажу, всякая моя помощь закончится, только ты дашь слабину. Не прощу.
- Понял. Сам не хочу. – Мотнул я головой. Нет, обратно я точно не хочу. Весь этот угар полуторагодичный проворачивал в мозгах каждый день, проведённый здесь в центре. Туда ни ногой.
- Будет тяжело, - предупредил он, - но сам впрягся, должен понимать. Считай, тебе крупно повезло, что не дошёл до героина и системы. И что не опустился, воровать не пришлось, вещи выносить, тут как ни крути, папаше своему спасибо скажи.
- Да. – Я замялся, - только насчёт отца вы не правы.
- Почему же?
- Я понимаю, что виноват, начав всю эту бодягу, но отправной точкой были мои родители, а конкретно мой отец. В смысле, лично для меня, - нахмурившись, отвернулся, вспомнив тот эпизод после школы. Я молчал, потом всё же заговорил, не мог удержать это в себе и выложил как на духу, с самого начала, с моего профессорского деда и чести, блин, семьи.
- Ясно, - резюмировал он, выслушав меня. – Совет. Выброси всё из головы и начни по новой. Есть работа, будет учёба в новом вузе.
- Василий Митрич, да, я начну. Можно ещё попросить кое о чём?
- Не наглеешь? – усмехнулся он мягко.
- Боюсь, сам просто не справлюсь. Хочу поменять квартиру.
- А-а…, - протянул он, - это дело нужное и умное. Кстати, симки надо будет ещё поменять. А первое время у меня поживёшь.
- Я у вас весь кредит выбрал, - улыбнулся, глядя на него.
- Ничего, у меня глубинный НЗ. – Глянул насмешливо и спросил, - а не хочешь узнать от кого гостинец-то?
- Он ещё и с отправителем? – удивился я.
- Конечно. Виталинка тебе презентовала.
Невольно задержал руку, уже занеся над пакетом, потом опустил. Вот это меня уже не отпустит, похоже, несмотря ни на какие обороты в моей жизни. Ну, снилась она мне всё время, оторваться не мог. Моя она и чужая жена, что с этим делать? И Василию Митричу об этом не поведаешь.
- Да. Передайте ей спасибо большое, - проговорил я и уставился в ствол ближайшего дерева.

***
К ноябрю я уже учился на вечернем архитектурного, работал в новой такой компактной и одновременно дружной конторе. Заказы были и на зимний период, плюс интересная технология, позволявшая довольно легко осуществлять это в такой сезон. Мне было реально интересно, это вот точно было моё. Мне как-будто дали в руки конструктор новый, я и сидел изучал, крутил, вертел со всех сторон. Учёба тоже давалась легко, опять же моё. Да и проштудированное мною в купленных ранее справочниках и учебниках, тоже давало плоды и весомые.
Квартира тоже была обменена и даже поближе к центру, но всё там же, на востоке и прямо напротив парка. Ещё одно очень хорошее преимущество, прикупил лыжи и катался в своё удовольствие. К лету надо будет велик хороший горный купить. Остатки свободного времени посвящал гитаре, только не дома, пропадал у Василия Митрича. И к декабрю получил совершенно неожиданное от него предложение. Поиграть в одной команде, в смысле, бас-гитариста подменить, тот вышел в нереал, посредством алкоголя и сломал руку. М-да, отчасти даже смешно, бывший наркоман, меняет пьяницу. Но согласился, кто ж от такого бегает.
Группа понравилась более чем. А самое основное и я им, своей игрой. Только после прослушивания, Василий Митрич, мне признался, что лидер группы его сын – Артём. Может он не в наркоконтроле, а в ФСБ работал? Из него бы классный разведчик вышел, не проговорился ведь. Зато сказал о другом:
- Илья, о твоей прошлой проблеме Артём в курсе. Он должен знать, - спокойно произнёс он.
- Я понял. Это правильно.
- Хорошо, что ты понимаешь, - одобрительно закончил он.
Репетировали довольно активно, но понятное дело в свободное от работы время. Ребята тоже все работали в разных местах. Музыка же их меня поразила, и что интересно, Артём брал все идеи, которые мы привносили, в том числе и мои хиленькие попытки. Та самая, сохранённая флэшка. Но вплетаясь в общую канву, выходило кайфово, в смысле, по-хорошему.
О чём я бы хотел спросить, но не решался, так это о его племяннице. Так что до сих пор смотрел о ней сны. Вообще же, надеялся её увидеть на новогоднем нашем концерте, в который меня ставил Артём. Пусть со своим мужем, но чтобы только пришла. У меня это принимало маниакальный уже характер и вот этого состояния я и вправду боялся. Потому что до боли напоминало, тот период с родителями. Я снова чувствовал нервы по полной. Хорошо что есть работа и репетиции, отвлекало и реально.
С родителями я сократил общение до телефонного исключительно. Видеть их не хотелось, опять возвращаться туда, тоже. И так мне хватало всякого, в виде ночных кошмаров с неизменным употреблением или наоборот – бессоницы, внезапных накатов паники, головной боли и дурацкой заторможенности.
Что не ожидал, так это своей реакции на неожиданную встречу в метро с Ниной. Выглядела, откровенно говоря не очень. Причину угадать мне было нетрудно.
- Привет. Пропал куда-то, - сразу с недовольством заговорила она.
- Работаю.
- Что соскочил?
- Да.
- Я тебя искала, - печально посмотрела на меня.
- Для чего? – говорил я монотонно, хотелось быстрее завершить этот разговор. Зачем он мне.
- С тобой было клёво. Ты широкий парень, с душой, - вздохнула она.
- С деньгами, - уточнил я.
- И это тоже. А поедем замутим? – лицо мгновенно оживилось и словно игра какая на нём. Прямо взрыв эмоций, радость, страдание, ожидание и жажда. Та самая, от которой у меня тоже внутри всё скрутило, блин, да что ж это такое. Сглотнул и заставил себя вспомнить не кайф, а те самые отходняки с отсутствием всяческих сил, кокретной апатией и последующими примочками в виде жёсткой депрессухи и агрессии. Глянул на неё ещё раз и сквозь зубы ответил.
- Нет.
- Нэлька будет рада, - покрутила замок моей куртки.
- У неё всё есть. Я ей ни к чему. Давай, Нин. Продолжай, мутить, вмазываться, догоняться, если не попёрло, радуйся приходу. Это ж круто.
- Откуда ты знаешь, что я…, - опешила она.
- Да по тебе за километр видно, что ты сидишь. Зубы ещё не повыпадали? – прищурил я глаза.
- Ты злой однако, - упрекнула Нина.
- Я нормальный. Не хочу помойкой становится и в ней же жить. Тебе говорил, не фиг про иглу думать, ты ж сказала, что тебе мало. А вот теперь, как погляжу очень много. Сколько словила, посчитала?
- Прикинь, а Игорёк умер, - вдруг проговорила она и не прощаясь, развернулась и вышла на станции.
Разговор-то был правильный до мозга костей, но всколыхнул опять ненужное. Так похоже и буду бороться с собой до могилы. Аж во рту привкус ганджа, тьфу, чёрт. Нельзя. Всё равно начнёшь с простого, не заметишь, как опять попрёт на эти долбаные таблетки и дорожки, скоростнёшь, блин, в крутое пике. А там и до иглы недалеко. Нет, жизнь налаживается, надо выбираться и ценить то что есть.
Виты на концерте не было, всё же думал придёт брата послушать, не судьба. В разговоре с Артёмом упомянул, вроде непринуждённо, о ней. Он хмыкнул и проговорил, мол, совсем в работе увязла, некогда. Ну, это дело нужное, подумал я, по крайней мере меня хотя бы отпустило от более дурацких мыслей. Но ежу ж понятно, что знала она обо мне, может даже больше чем я сам.

***
Народ начал оживляться к началу дачного сезона, заказы просто посыпались. Да ещё отлично поработал рекламный отдел, так что пришлось просто приклеится к компу. Брал и с собой на ноуте, если не спалось, сидел чертил дома. Бессоница меня преследовала часто, а если засыпал, то снова она. Это уже казалось наважденим каким-то. Спасали репетиции и завязавшиеся там новые контакты с ребятами. Артём собрал отличную команду, не только в музыкальном варианте, но и чисто в человеческом, как говорили ранее, отношения в коллективе были здоровыми. Для меня это стало в некотором роде загадкой, как ему это удалось. Поскольку человек он был достаточно волевой, извиняться не в его принципах совершенно. Только состраивал гримасу недовольства и фыркал, затем выдавая жёсткие, но чёткие инструкции, кому что делать и где стоять. Также жёстко пресекал на корню возникающие споры и разногласия.
Разгадка же сего момента пришла как-то сама. Оказалась весьма симпатичной миниатюрной девушкой с серьёзными и одновременно такими смешливыми карими глазами. Была бойкой, подвижной. Речь у неё быстрая и довольно напористая. Она напомнила мне чем-то Виту, может тем же типом, брюнетка и с хорошей фигурой. Артём, всё называл её, наша Веся, что за имя такое всё удивлялся я. Потом Петька, барабащик наш разъяснил:
- Так это просто, - махнул он рукой, - не поверишь, Веселина её зовут.
- Классно, - улыбнулся я, - ей подходит.
Он хохотнул, оглядывая меня, потом не удержавшись вообще расхохотался вовсю. Я стукнул его в плечо:
- Ты чего?
- Не ты первый с такой реакцией, - наконец ответил он. – Артём с школы её знает. Говорит, сечёт в характерах.
- В смысле, может проверить на психологическую совместимость?
- Точно. Вот смотри тебя проинспектирует, - опять хохотнул он.
- Я не против, - пожал я плечами. Вообще вроде я нормально влился, не думаю, что может быть что-то не так. Но волнение всё равно пришло.
На самом деле именно в данный момент я конкретно грузил себя работой и музыкой. Чувствовал, что депрессую, потому домой старался приползать вымотанным, чтобы упасть и спать, ни о чём не думая. Но вот это как раз получалось хуже всего, не думать. За те полтора года я потерял последние связи с школьными друзьями, даже с Серегой. Он до упора общался со мной, встретив как-то, под чем я там был и не помню, вгляделся в мои глаза, отчитывал и злился, понял, понятное дело, чего ж там не понять было. Помощь предлагал, но у меня ж всё клёво тогда было, новые друзья, каждый день новая дурь. Последнее его сообщение в скайпе было уже, когда я был в полном отрыве от реальности. Сейчас, я знал, что он женился и поднимал бизнес то ли на Кипре, то ли ещё в каких странах.
Сейчас скайп мой, прежде чистый, наполнялся новыми контактами. Это радовало, конечно, но куда ж деть это чувство депрессии, куда его засунуть, чтобы не вылезало, не выползало и не требовало вернуться в тот обдолбанный, во всех смыслах, клуб.
Приехав на репетицию, встретил всех у нашей рептиционной базы, стояли мялись, мокнув под дождём и не входили.
- Случилось чего? – обратился к Мишке, нашему клавишнику. – Привет.
- Здорово, - хмуро ответил он на моё пожатие. – Свет вырубили. Какая-то авария на трассе. Вот стоим бамбук курим.
Для кого как, а я невольно дёрнулся, задев его плечом. Он недоумённо посмотрел на меня:
- Чего психуешь. Так поиграть хочешь, что пальцы чешутся, - поддел он.
- Почти, - согласился я, попутно ощутив во рту опять этот привкус, чтоб его. Это плохо, очень. Тем более, если и репетиция не состоится…
- Ох ты, - раздался расстроенный и одновременно смешливый голосок Веси, - в кои-то веки выбралась на вас всех красивых посмотреть и новую песню послушать и на тебе, незадача. - Стояла уперев одну руку в бок, в другой держала яркий зонт и улыбалась.
- Весь, да я знаю, это всё ты, - со звучным смехом отпарировал Артём. – Решила нам выходной внеплановый устроить.
- Ага. Ну, да. – С весёлым нахальством заговорила она, - потому пошла и дёрнула штепсель из розетки.
- С тебя станется, - он приобнял её за плечи, что-то шепнул на ухо. Отношения у них были дружескими, словно брат с сестрой. Она кивнула, Артём обратился ко всей команде, - ну, ладно, народ. На сегодня гуляем, завтра всё выясню и всем потом поскидываю сообщения о вечерней репетиции, идёт?
Ребята прощались, жали друг другу руки. Я же не знал, куда мне податься. Как назло и на работе был этакий лёгкий просвет. Четыре заказа я сдал, а нового пока не выдали. Пустой вечер и как им распорядится. Сидеть дома в тупую что-то гонять, не хотелось. Задумавшись, упёрся взглядом в здоровенное новое здание. Мысль промелькнула, надо же было такое чудовище отгрохать в красивейшем районе Москвы. Тут даже и не архитектору будет ясно, что не вписывается оно в образ Сокольников, впрочем кто спрашивает об этом обычных горожан. Никакого градостроительного плана, похоже , в нашем городе не осталось и не соблюдается, м-да, печально.
- Илюш? – услышал весёлый голосок, повернулся. Веся стояла рядом. Какая же она позитивная, вот правда, со своим именем дружит. Посмотришь на неё и тепло становится. – Ты так задумался…
- Да вот подумал, - махнул рукой в сторону этого монстра, - какого это построили. Тебе вот, нравится.
- Не-а, - покачала отрицательно головой. – Монстр.
- Вот и я о том думал, - усмехнулся, глядя в её весёлые глаза.
- Слушай, я чего-то продрогла. Пойдём борща навернём? – предложила она смешливо. Я вскинул брови в удивлении.
- Ничего себе. Такая худышка, я уж думал, ты святым духом питаешься, ну, или на крайняк кефиром с яблоками.
- А вот и не угадал, - рассмеялась она, - я ещё и пироги бабушкины ем, причём у одной. А у другой – понички.
- Пончики? – поправил я её.
- Не правда твоя, - наклонила голову к плечу и улыбалась. Я вопросительно на неё уставился. Она решительно кивнула, взяла меня под руку и повела в сторону метро, объясняя на ходу, - я, понимаешь, болгарка наполовину. Не представляешь, как иногда прикалывают слова из этих двух языков.
- Ага, - улыбнулся я, - расскажешь. Слушай, а имя как твоё переводится?
- Илюш, расскажу конечно. Но ты прям, уж совсем. Чего тут переводить-то? – снова засмеялась она.
- Что и вправду? – удивился я, - то есть, без всякого – веселье?
- Оно самое, - кивнула и хитро спросила, - так ты на борщ подписываешься?
- Да кто ж от такого отказывается, - пожал я плечами. – А если с какими-нибудь… как они называются, вот… выпечка?
- Пампушки, кстати, это по-украински, - улыбнулась она.
- Слушай, только не говори, что ты знаешь ещё и украинский, а то я себя с одним английским чувствую, как неандерталец.
- Да ты что! – вдруг подскочила Веся, - а хорошо знаешь?
- Ну, да, - несколько опешил я, всё-таки взрывная девушка, не знаешь, что ждать. А с другой стороны привносила в общение какую-то спокойную струю. Странно и интересно одновременно.
- Научишь?
- Э-э… Весь, это как бы…, - нерешительно заговорил я, собравшись спросил, - а тебе зачем?
- Для себя. Общего развития. Знать хочу, - чуть ли не воинственно закончила она. Ну и напор у неё.
- Хорошо. Согласен. Только сначала борщ. – Предложил ей, разулыбалась снова и потащила меня в кафе.

***
Что в ней такого было не пойму. Но раскрутила, разговорила на такую откровенность. А может мне надо было выговориться, слишком долго всё варил в себе и не выплёскивал. Причём, что странно я воспринимал её как друга, пожалуй даже не так, как сестру. Старшую сестру. Вот прикол же в жизни. Будучи ещё маленьким я так хотел сестрёнку, не брата, с которым вроде бы можно, типа машинки погонять, солдатиков поиграть, а именно девчонку. Даже к родителям приставал, ну, как все дети, знал бы я тогда, что и сам-то им не нужен, ни фига… Веселина была старше на три года, может ещё и этой, по сути-то небольшой разницей, усиливалось моё ощущение.
Слушала она меня внимательно, глаза посерьёзнели и она всё обводила пальцем чашку из-под кофе. Вздохнув, после моей, можно сказать, исповеди, сказала:
- Да… тяжело это всё. Но у тебя есть цели, это важно.
- Я их и держусь. - согласно кивнул ей. – Знаешь, что я понял. Самый распоследний и конченый наркоман, всё равно хотел бы бросить это. Но уже нет силы воли. Всё распалось на фрагменты, как вот сила есть, воля – есть, а вместе соединить увы.
- Илюш, ты же видишь сколько людей вокруг тебя, которые помогают, придут в любую минуту на помощь. Но главное, это ты сам. Твоё желание и терпение. Эту помощь тоже надо уметь принимать правильно и с умом. Никуда не денешься от изречения, человек творит сам свою судьбу, - заговорила с мягким убеждением.
- Согласен. Весь, поверь, обратно я не хочу. Это болото, хуже не придумаешь. Не представляешь, как благодарен отцу Артёма.
- Да, - улыбнулась она и с уважением проговорила, - дядя Вася, он такой. Сильный.
- И не говори, кремень, - поддержал я.
Веселина вдруг протянула через стол руку и спросила заинтересованно:
- А почему ты не хочешь встретиться с Витой? – Я опешил, понятное дело, в таком откровенном разговоре об этом я тоже упомянул. Но не говорил же, что она мне грезится по ночам.
- Так… э, Весь. – Сделал весьма непонятный жест в воздухе, всё никак не мог собраться с мыслями, - она же, то есть… я. Откуда ты…
Наблюдая мои попытки чуть улыбнулась и остановила их:
- Илюш, ты конечно крепкий парень, но скрыть, что влюблён по уши, это обычно очень трудно бывает.
- Ну, да, - наконец выдохнул я и покивал головой, - считай, белый свет не мил.
- Это не есть хорошо. Надо встретиться, - решительно и бодро резюмировала она.
- Ага, напару с её мужем? – с сарказмом спросил я.
- Каким это? С Олегом что ли? – удивилась Веся, потом тут же продолжила быстро проговоривая слова, - Илюш, она развелась с этим придурком год назад. Артём терпеть его не мог, такой зануда и ревнивец к пустому месту. Как вообще Витка его столько терпела, ума не приложу. Артём на радостях тогда бутылку шампанского притащил, говорит давайте выпьем за освобождение моей сестры.
Я недоверчиво смотрел на неё, укладывая в голове информацию. Год, целый год. Потом всё же спросил:
- А когда именно?
- В начале прошлого февраля. Вот, уже получается даже больше года. Сейчас же апрель на дворе.
- Блин, - я ткнулся в стол. Те месяцы я вообще смутно помню, поскольку марафонил по-чёрному… какой же кретин.
- Илюш, всё что ни делается, к лучшему. Хочешь дам её номер и скайп?
- Хочу, - кивнул и опять стукнулся в стол, поморщившись, распрямился, - чёрт. Весь, а откуда ты её так хорошо знаешь, она же двоюродная сестра Артёма.
- Так мы в одном классе учились, - подняла на меня несколько удивлённые глаза, - а потом, они с Артёмкой очень так плотно общались с самого детства, благо и жили по соседству. Ну и я рядом, за компанию.
- Н-да, мир тесен, - проговорил я.
- Ещё как. Давай свой номер, перешлю тебе её адрес. – Обменялись всей возможной информацией, затем задал вопрос, ответ на который я в общем-то знал, путём своих умозаключений, но хотелось понять или получить это извне.
- Весь, а она знает, что я употреблял?
- Знает, - глаза её тут же посерьёзнели и она продолжила, - Илюш, именно Вита сообщила о тебе Василию Дмитриевичу.
Вдохнуть-то я и не успел. Уставился и никак не мог отвести от неё взгляда. В голове же перебирал варианты, когда и как. Ведь даже Василий Митрич примчался ко мне, когда я дома уже проспался.
- Веся, - просипел я, откашлявшись, продолжил, но закончить не смог, - и что она…
- Илья, позвони Виталине. Ты не у того человека спрашиваешь, понимаешь? – с убеждением проговорила она.
- Не могу, - отрицательно покачал головой. Если она меня видела, то точно в полной отключке. А если сама не нашла меня позже, то зачем?
- И почему же? – настойчиво спросила Веселина.
- Ты говоришь, она развелась уже давно. Но за это время я ни разу её не видел. Да и вообще видел её два раза всего. Вот она меня три, только я того раза не помню, совсем. Это ж всё у меня в голове, все мои фантазии. На самом-то деле я понятия не имею, как она ко мне относится.
- Так узнай. Чего ты жмёшься? – вдруг жёстко сказала Веселина. – Еще раз тебе говорю, ты не по адресу сейчас обращаешься. Эти вопросы не мне нужно задавать. Заодно узнаешь, почему за этот год тебе не позвонила и не пришла.
- Ты знаешь? – взглянул на неё. - Скажи сейчас.
- Нет. Я тебе только одно скажу, ты ей не безразличен. – Вдруг помягчел и стал насмешливым взгляд, - кстати, а зачем ты тогда, ещё замужнюю женщину целовал?
Я невольно хмыкнул и проговорил:
- А вы близкие подруги.
- Конечно. Потому тут тебя и уговариваю вовсю, - улыбнулась она, продолжила с какой-то даже грустью, - вот кто бы меня поуговаривал, да наставил.
- Не понял, Веселин. У тебя проблемы что ли какие? – с растерянностью спросил я.
- Ты знаешь, - усмехнулась, - вот странность какая. У меня происходит бурный роман, но телефонный. Мы с тобой в чём-то похожи. Тоже боюсь получить реакцию в виде отказа, хотя и чувствую, что неравнодушен.
- Ты вроде решительная и упорная. А также вон, в виде психолога выступаешь, чего стремаешься? Если парень нормальный, то и вперёд.
- Илюш, да будь я хоть профессионалом в этой области, не знаю. И ты прав, он хороший парень, но ослепший. Не видит совсем. И данный факт, - она вздохнула, - мучает и меня и его. Вот такая вот ерунда.
- Так, может пришла пора и повстречаться? – неуверенно предложил я. Вот это факт. У самого же в голове тут же мысли заметались. Моя фигня это что, тут вообще запредел какой-то. Даже не по себе стало.
- Ага. Это ты мне говоришь, а сам-то? – снова улыбнулась она.
- Ну, так моя проблема – это моя. А с чужими, сама знаешь, всё ж так просто, - хмыкнул я.
- Вот, вот. Руками разведу. А на деле…, - вздохнула Веся, уткнула в меня указательный палец, - короче, чтобы сегодня же позвонил. Беру с тебя слово.
- Даю, без всяких, - хлопнул себя по груди и кивнул.

***
Как же много мы делаем глупых шагов. Вот реально, причём, от банального незнания и даже не пытаясь узнать, а что же было на самом деле. Я позвонил, тянуть бессмысленно, если уж ставить вопрос ребром, то прямо сейчас. Стоял, прямо у подъезда Веси, до которого её довёз и набирал её номер.
- Алло?
- Виталина, добрый вечер. Это Илья.
- Привет, - несколько растерянно прозвучало в трубке. От сердца и в самом деле отлегло, не сбросила сразу вызов.
- Вита, понимаю, неожиданно это, - я выдохнул и прислонился спиной к стене дома, - но ты хотела бы со мной встретиться? Могу билеты куда-нибудь взять, театр или кино…
- Это можно, я имею ввиду встречу, - ответила с замедленностью, - только предлагаю более активный вид. Как смотришь на велосипедную прогулку?
- Скажи когда.
- Вот как раз на майские. Первого. У тебя велосипед есть?
- Куплю, давно хотел. Вита, а раньше никак?
- Я работаю, попросили выйти. Так что эти два дня до девяти, - извинительным тоном проговорила она.
- Ясно. Тогда во сколько и где?
- В двенадцать, центральный вход в Измайлово.
Велик выбрал по каталогу, времени всё равно ездить по магазинам не было. Доставили, наладили, инструкцию вручили. Сам обалдел какой крутой оказался. Между прочим, подумывал вообще машину обратно в гараж загнать, на велосипеде перемещаться по городу, было гораздо быстрее. Пробки это ж бич мегаполисов, никуда не денешься от этого. Но поразмыслив, пришлось оставить. К заказчикам ездить приходилось и за город, да ещё и в полном боекомплекте. В смысле с чертежами, поскольку некоторые не вопринимали ещё их в компе, то возил с собой ещё и бумаги форматом А3. Плюс договора, опять же деньги, если передавались, в общем, жаль, жаль.
Эти две ночи еле засыпал, опять эти нервы, теперь уже, как говорится, в ожидании, томлении. Зато уж если снился сон, то только с ней, аж поутру испытавал давно забытые ощущения с юности. Вот же дурь чёртова, отшибает не только мозги, но и убирает напрочь естественные мужские желания. В самом деле, после того марафона потерял всё это. Врач тогда, уже при выписке, сказал, что наладится, но не сразу. Ну, дождался, радуйся. Вопрос, пригодится ли.
Увидел её издалека, изящный такой велосипедик, прикольный даже. Медленный, по сравнению с моим, но ты ж не на гонки приехал. Лучше мысли в кучу собирай, как ни крути а рассказывать придётся и даже больше чем Веселине. Аж сердцебиение усилилось, надо же…
- Илья, привет, - аккуратно так сошла со своего мини-велика.
- Привет. Первый раз такой вижу. Интересный, - указал на велосипед.
- Складной, лёгкий, супер-компактный, что ещё нужно для наших квартир, - улыбнулась она.
- Напридумывают же. А покажи как складывается. – И в самом деле, раз и готово. Да уж, такую штуковину можно легко в багажник закинуть, ещё масса места будет.
- Твой более скоростной. Попробовать можно? – посмотрела на меня своими странными глазами, в них улыбка. Ёлки, не глаза, а вселенная какая-то.
Короче, спортивная часть нашего, если его вообще можно так назвать, свидания длилась часа три. С взаимным обменом велосипедами. Удивился, но на её было весьма комфортно, этакий миник для городских прогулок. Может тоже себе такой прикупить, для других случаев. Подумаем. С непривычки, после долгого катания, почувствовал боль в икроножных мышцах, да уже и проголодался.
- Вита, давай к кафешке. Перекусим. – Она кивнула и свернула к небольшому киоску. Взяли бутербродов, воды, сока. Выбрали этакую полянку, на ней, по крайней мере, народу никого. Всё же день тёплый, да и праздник, понятное дело людей полно в парке. Она вытащила туристический коврик, предусмотрительно, однако. Вот сейчас, так близко, почувствовал на полную катушку её магнетизм. Не только глаз, от всего её тела. Само собой не ошибся тогда, предположив отличную фигуру. Сейчас в спортивной облегающей футболочке, всё обрисовывалось, грудь, вот точно то что надо, кто сказал, что всем мужикам подавай здоровую, по мне так наоборот, ух, понесло… бёдра, ноги обалденно стройные, длинные. Всё, кончай, одёрнул сам себя, вообще не о том думаешь сейчас. И лопай давай.
- Илья, дай ещё сок.
- Наелась? – спросил, протягивая маленькую коробку.
- Угу, - кивнула, уже потягивая через соломинку. Ну,что ж пора и начинать, зачем вообще звонил, если не за этим. По крайней мере, для начала, про продолжение пока бабка надвое сказала.
- Вита, тебе наверняка Василий Митрич говорил…, - внезапно слова стали даваться так тяжело, будто кто к ним гирю привязал.
- Говорил, - согласилась она, брови чуть нахмурила, - но без подробностей. Скажи мне одну вещь, - посмотрела внимательно, - тогда, у Василя, ты был… ну, как это… под…
Я перебил и замотал головой:
- Нет. Не был. Вита, честно, без дураков. Не отменял, но сделал перерыв.
- Это возможно? – напряжённо спросила она.
- Да. Цель была. Сессию сдать.
- Успешно?
- Ещё как. Только потом всё бросил. И академию, да и вообще не нужно было туда поступать, - мотнул головой и уставился в просвет между деревьями. Подобрал ноги, положив на колени руки, сорвал какой-то лист и всё мял его в пальцах. Ну и рассказывал, в отличие от Веси всё по полной, это уже не исповедь, а выворот наизнанку. Начиная с любимого деда-академика, в честь которого меня и назвали. Прям, второй дубль, но более развёрнутый. Мне было в каком-то плане легче, что собственно проговорил отдельные моменты несколькими днями ранее, а с другой намного труднее, потому что рассказывал ей. Закончил, собственно, буквально вчера прошедшей репетицией. Она помолчала и произнесла:
- Илья, - запнулась, - знаешь, признаюсь тебе, что вообще с трудом приняла эту информацию. Мне Василь подробно рассказал о наркозависимости, сайт один порекомендовал почитать. На меня произвело тяжёлое впечатление, если честно. Понимаешь, когда тебя это не касается, ты невольно это всё от себя отодвигаешь. Вроде это есть где-то, там, но не рядом со мной. Да и оценка таких людей обычно одна – плохой человек и точка. Но, как говорится, не всё так просто и плоско. У каждой проблемы столько граней, что и не сосчитать и сказать, что вот это правильно, а это нет, нельзя.
- Может ты и права, но проблемы можно решать по-разному. Я просто придурок, что повёлся, даже не на первый косяк, а то что не отстоял сразу своё перед родителями. Надо было плюнуть, к чертям, и жить своей жизнью. Подать документы куда мне хочется и пойти работать, например. Но мне же не хотелось лишаться привилегий в виде финансов, крутяк, когда такие башли. Тачка, новая, после школы папашей же подаренная. Но вот веришь, ерунда полная. Я ни одной студентки на ней не прокатил, мне до зевоты было скучно в этом вузе, не только на учёбу, даже на девчонок. Всю жизнь быть при деньгах и вдруг их лишиться, да ещё самому пахать, вот и делал, что проще, - я зашвырнул измятый листок.
- Ну, хорошо, что дошло. Лучше позже, чем никогда, - с пониманием произнесла Вита.
Я покивал, всё просверливая это самое пространство между двумя огромными липами. Опустив голову вниз всё же спросил, про мучивший меня тот третий раз, которого я не помнил:
- Как ты меня нашла тогда?
- Случайно. С работы возвращалась. Сначала подумала, что ты пьян. Окликнула, ты не реагировал. Говорил всё время что-то, но алкоголем от тебя не пахло. Подняла тебя, поставила на ноги. Я понять никак не могла, подумала, что у тебя припадок или что, - говорила Вита сильно волнуясь, приостановилась перевести дыхание.
- Так вызвала бы скорую и все дела, - вздохнул и снова мотнул головой.
- Меня тогда твои глаза напугали просто. Такие зрачки расширенные и словно не видишь. Не ожидала такого эффекта, застыла как вкопанная. У меня даже телефон из рук выпал. Я пока его собирала, ты к своему дому направился. Еле шёл, но в нужном направлении. Я за тобой. В общем собрала, он у меня даже заработал, руки тряслись просто, Василю только с третьей попытки набрала. А он в ответ, мол, не трогай, под кайфом, скоро буду. Он по делам был за городом. Ты тогда уже до подъезда дошёл, хотела с тобой подняться, но он говорит, не смей. Честно, боялась что ты один в квартире что-нибудь сделаешь, но он предупредил, чтоб не совалась, что ты спать будешь, в общем…
- Правильно всё сказал. Вита, вот за твоё «случайно» буду по гроб жизни благодарен. Я бы не остановился тогда сам. Хоть и нашло просветление, но… короче, руки делают то, что хочет дурь, - нахмурился я.
- Василь сделал больше, - произнесла она.
- Ему я вообще не знаю чем отдавать. Для меня мать с отцом за всю жизнь столько не сделали. – Я повернул голову к ней. Смотрела на меня внимательными тёмными глазами, - Вита я… наверное для многих других, скажем так со стажем, я как говорится, только баловался наркотой. Но знаешь, никому не посоветую, всё это такая дрянь, такая беспонтовая иллюзия, что ты в кайфе этом, секунды, а расплачиваешься уже даже не часами, днями а жизнью, причём даже если и не в гробу, то всё равно существуешь от дозы до дозы. Какая на фиг это жизнь.
- Согласна и это больно. Больно сознавать, что люди сами себя доводят до такого…, - она резко сдвинула брови и покачала отрицательно головой, - невозможно. Кому-то может и по фиг, я всегда близко к сердцу это принимаю, оттого тяжело. Мне как-то сюжет по телеку попался, про детей-сирот, тоже, вот знаешь, не могу на такое смотреть спокойно. Нервная, наверное…
- Да нет. Просто сердобольная. По-честному, настоящему, - я слегка погладил её по плечу.
- Таких комплиментов я ещё не получала, - вышло у неё как-то даже печально.
- Других ты тоже достойна. Вита, ты всё-таки не ответила, почему сразу в скорую не позвонила, также проще было бы, - вот сейчас глаз оторвать от неё не мог уже по другой причине. Она вздохнула.
- Илья, ты мне сразу понравился. Тогда у Василя. Думала такого не бывает, у меня как-то всегда, раньше, всё постепенно происходило. Работала классическая схема, можно сказать. Но тот день…, - она чуть нахмурилась, - весь вечер как на иголках, еле заснула потом. Да ещё Олег со своими… в общем, он ревнивый до чёртиков, всё что-то мерещилось всю дорогу. А тридцать первого, твой поцелуй, не знаю, у меня совсем что-то перевернулось. Пойми, я же осознавала, когда тебя увидела в том апреле и поняла, что тебе может грозить, тем более, если у тебя с собой наркотики были.
Я сглотнул, судьбой она мне что ли послана, в самом деле. Без перехлёста, ангел-хранитель и всё тут.
- Не поверишь, такая же точно история. Хотел тебя проводить тогда, потом нарисовался твой муж, точнее я понял, когда кольцо у тебя на руке увидел.
- А мы тогда уже приняли решение развестись, - грустно проговорила она. Я застыл, глядя на неё, оценив, видимо, моё выражение на лице, она снова сдвинула брови и горькая усмешка на губах, - да, вот такая ерунда. Так что ты вполне мог бы меня проводить. А кольцо я ему отдала тем же вечером. Он настоятельно требовал его вернуть.
- Но…, - я всё никак не мог собраться, проворачивая в голове те события, - он так по-хозяйски… ну, в смысле…
- Илья, - перебила Виталина, - ты встречал когда-нибудь по-настоящему ревнивых людей.
- Кхм… не попадались как-то, - растерянно ответил я.
- Повезло. Он до сих пор так себя ведёт. Если звонит, то начинает с того где я была и что делала.
- Не понял, вы же в разводе? – опешил я.
- Ты точно не понимаешь, - покачала она головой и снова только тонкая усмешка на губах, - я вот тоже не сразу сообразила, что им двигала не любовь ко мне, а чувство собственничества. Обладать ему надо было кем-то, распоряжаться, командовать.
- Так а что же ты тогда в новый год?..
- Его мать тогда пережила инфаркт и он упросил меня изобразить семейный праздник. Вот, как ни странно, с ней у меня до сих пор тёплые отношения, она хорошая женщина, не посмотри, что свекровь. Так что это был последний день, когда я была с ним. С Ольгой Петровной потом поговорила спокойно, она приняла моё решение.
- Последний день? – Я стукнул себя кулаком в лоб. Чёртовы поступки, чёртовы слова. Почему мы не говорим друг с другом, откровенно. Как сейчас? Ну, задержись я, не прыгни сразу в лифт, что ж за хрень такая.
- Да, Илюш. Я имела ввиду не последний день года, - с грустью проговорила она.
- Чёрт, - выдохнул я уже вслух, задрав голову вверх.
- Не представляешь, что я про себя говорила, что не успела тогда тебе хоть слово сказать.
- Вита, объясни почему не позвонила потом, у Василия Митрича же все мои контакты были. Или ты сейчас уже переменила мнение? Не хочешь связываться? – посмотрел в её лицо.
С Уважением.
Таня Уммэй.
Аватара пользователя
Таня_Уммэй
Автор UMMEI.RU
 
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 14 фев 2013, 20:23

Re: Работа победителя конкурса авторов.

Сообщение Таня_Уммэй » 13 янв 2015, 21:14

- Илюш, всё просто, - она чуть улыбнулась, - и не бери в голову эту ерунду. Я с тобой сижу рядом, у меня сердце колотится. Я работаю в турфирме, менеджер по новым направлениям. Ты был в больнице, а мне предложили контракт по странам Карибского бассейна. Уезжать не хотела, но Василь настоял. Я с ним, не поверишь, поругалась даже. Плюсом шло ещё одно обстоятельство в виде Олега, он меня доставать стал своими звонками. Так что, несколько месяцев я проработала в поте лица, буквально. Впечатлений море, работа интересная, но вот, одно мешало оставаться там – это ты. Я разорвала контракт, не доработала два месяца и прилетела в Москву четыре дня назад. Сразу попросили выйти, сейчас обвал на летние турпоездки. Новыми же твоими контактами Василь меня не снабдил, даже больше, у меня же и старых не было. Кстати, - оживилась она, на лице улыбка заинтересованная и открытая, - а мой-то номер как у тебя оказался?
- Веселина, - пояснил я, опять не отводя от неё глаз. Она запнулась, задумавшись. Затем взгляд стал понимающим и даже озорным.
- Веселка, конечно же. Гитара. Ты в группе у Артёма?
- Точно.
- Вот это поворот, - удивилась она и проговорила, - хотя, Василь, всегда тебя хвалил.
- Всегда? Это слишком, - ответил я.
- Да я о тебе лет с пятнадцати слышала, - улыбнулась она.
- Это как это? – опешил я. Ну и ну, чего не ждал, того не ждал. Гонял он меня будь здоров в то время.
- Ты пришёл к нему заниматься лет в одиннадцать?
- Типа того, ну да. В пятом классе, - согласно кивнул я. – Только что-то не припоминаю, чтобы Василий Митрич меня нахваливал, по крайней мере, тогда.
- Это не в его стиле, - усмехнулась Виталина, - сначала наддаст как следует, а вот через энное, порой немалое время, может быть и услышишь.
- Может и правильно, вполне действенный метод. И не только по-поводу гитары.
Начал накрапывать мелкий дождь, она подняла голову:
- Ух ты, - проговорила Вита, - а у меня ничего от дождя нет.
- Так поехали, - поднялся я и протянул ей руку. - У меня тоже ничего. Ты сейчас где живёшь?
- У родителей. На третьей Парковой. Не так далеко.

***
Доехали довольно быстро, только дождь всё усиливался, так что к её подъезду подкатили практически насквозь, хорошо хоть не сильно похолодало. Под козырьком подъезда Вита сложила велосипед и предложила неуверенно:
- Может поднимешься. Обсохнешь, чаю тебе налью.
- Не факт, что он кончится, - кивнул я в сторону улицы. – Вита, я бы хотел предложить тебе кое-что другое. На завтра.
- Я работаю, - вздохнула она.
- Хорошо, - кивнул я, замявшись произнёс, - не в смысле работы, конечно. Давай, за тобой заеду, скажи, во сколько?
- Договорились, в семь, - улыбнулась она и назвала адрес офиса, самый центр. Хотя завтра тоже праздничный день, пробок быть не должно, так что можно и на машине. – Скинуть тебе адрес?
- Запомню, - проговорил я, как же оторваться-то от неё, от этих глаз. И от губ? Не могу. Привлёк её к себе, целовал долго, медленно. Сделал только хуже, в смысле это здорово, просто классно, но теперь вообще, как приковало к ней. Скользнул по её руке, холодная, только это и спасло, - ты замёрзла?
- Только руки, - поморщилась она.
- Нет, так не пойдёт. Поднимайся домой и под горячий душ. Потом чай с мёдом и в кровать. Завтра жду тебя в семь, - решительно сказал я, иначе и в самом деле заболеет.
- Уже поднимаюсь, - улыбнулась и открыла дверь.
Самому бы не заболеть, попрыгал на месте, заодно от другого напряжения освободимся. На велосипед и врубил по скоростям. А классный велик, оценил на всю катушку. Домчался до своего Перово за весьма короткий отрезок времени. Следующий день практически с утра репетиция, потом запись. Мишка вдруг разродился идеей неплохой такой песни, драйвовой, которая к несчастью, в этот раз, диссонировала с моим лирическим настроем. Потому Артём недовольно поглядывал на меня, а уже в конце откровенно начал цыкать. Затем просто рыкнул:
- Илюха, играть будем, нет? Чего у тебя с пальцами? – объявил уже всем, - перерыв пятнадцать минут.
Я поставил гитару и недовольно подумал, чёрт, ну, соберись же. Сейчас запишемся и поедешь. Надо цветы купить… Почувствовал мощный хлопок по плечу:
- Так чего? – заглянул мне в глаза, - что происходит?
- Всё нормально, - пожал я плечами и усмехнулся. – В настроение никак не попаду.
- Ну-ка, - приподнял мне подбородок, - ты начал что ли?
- Артём, - ошалел я и мотнул головой, - я ж не кретин какой.
- А чего всю партию ломаешь, словно девку щекочешь, чего за фигня?
- Вот о ней и думаю, блин. – Разозлился я.
- Тьфу, ё-моё. Илюха, чего я сам-то не допёр. Виталька ж вернулась. – Хмыкнул он, но тут же посерьёзнев, указал в меня пальцем, - на часок из головы, пишемся и лети к возлюбленной, понял?
- Понял. Одного не догнал, кто раскололся, - недовольно проворчал я.
- Да как бы это… особо никто и не… Витка, понимаешь, всё время тобой интересовалась, - он поморщился и сам себя спросил, - не, ну куда я лезу. Короче, разберётесь. Ты только с родителями её поаккуратней. Это мой папаня спокойно, а тётка моя, а особо муж её, дюже правильные.
М-да, вот это ещё одна засада в этом деле. Мои, понимаешь, тоже правильные. Сейчас я вообще не контактировал с ними. Последний раз совершенно случайно наткнулся на отца в одном кафе, где встречался с клиентом. Заметил-то его не сразу. Он же, зараза, нарочно подсел ко мне за стол, клиент опешил поначалу, даже не возмущался. Пришлось извиниться и отойти с отцом в сторону.
- Я разговариваю с заказчиком, работаю я, - заговорил с нажимом глядя отцу прямо в глаза. Он внимательно поизучал их и проговорил.
- Смотрю порядок у тебя.
- У меня полный. Живу здоровой, ответственной жизнью. Всё?
- Не ершись. Может подумаешь теперь о серьёзной карьере, а то так и будешь домишки рисовать.
- Отвали, - выдержать этот его тон не смог. Да и какого рожна, спрашивается. Ну, считайте, умер я для вас, передознулся, нет меня. Выдохнул и развернулся в зал. Уселся с клиентом и продолжил обсуждение. Отец больше не подходил, направившись к очередной патлатой пассии.
По дороге к Вите, заскочил всё-таки в цветочный, что предпочитает не знаю, выбрал розы. Подъехав к её офису, удивился, даже место на парковке есть, что значит горожане рванули на природу. Вышел из машины, решив подождать её так. Вообще окрестности, знакомые до боли, не нужной совершенно. Здесь, буквально в двух шагах, был тот самый клуб, первая встреча с Мэри. Вот и поползли поганые мысли в голову. Нина, Нэлли и тут же привкус во рту. Я поморщился, нашёл когда вспоминать, урод. Неужели, тряпкой будешь и опять поведёшься на это г… Отвернулся и сплюнул, замотав головой. Ни за что. Поднял голову и глубоко вдохнул, медленно выпуская воздух. Эту гимнастику делал постоянно, спасибо врачам в центре, помогает.
- Привет, - радостно поприветствовала, чуть тронув моё плечо сзади. Развернулся и заключил в объятия, уткнувшись ей в тяжёлые тёмные с медью волосы. Вот что нужно, она нужна. Её запах и вкус её губ. Наклонился и поцеловал. Потом распахнул дверцу машины.
- Садись. Прокачу с ветерком, - улыбнулся я.
- Ух ты, красивая у тебя машина, - лёгкое изумление в глазах. – Откуда такая?
- Это та самая, отец презентовал при поступлении в академию, - слегка поморщился я. Надо и с этим развязаться, продам к чертям, куплю другую, попроще. Она аккуратно присела в кресло. Сам сел в водительское и повернулся к ней, - Вита, что хочешь? Куда поедем?
- Ох, я даже не знаю, - растерялась она.
- Может есть хочешь. Давай поужинаем где-нибудь? – предложил, протягивая ей букет. Она заулыбалась.
- Спасибо. Красивые какие, - задумалась и проговорила, - Илюш, если честно устала. Не хочу в ресторан, кафе…
- Тогда пристегнись, повезу в одно приятное место.
- Точно? – изогнула она одну бровь.
- Да и красивое, между прочим, - произнёс, включая зажигание.
По пути заскочил в Мак и выехал за кольцевую. То местечко было и в самом деле неплохое, но там я давно не был, надеялся, что не сильно поменялось. Повезло, остановил машину и раскрыл дверь.
- Это озеро? – указала Вита в просвет между деревьями.
- Да. Мы тут с пацанами на рыбалке пропадали. В принципе, больше дурака валяли ,чем ловили. Но прикольно было. Можешь без туфель, босичком, - предложил ей.
- Нет, ты что. Земля ещё холодная, - поставила ногу на траву и тут же обулась обратно. – Вообще, действительно, красивое место.
- Держи чизбургер, - протянул ей упаковку.
- А ты часто этим питаешься? – смешливо спросила она.
- Да какой там, - отмахнулся. - Я тут года три не был. Сейчас вот в меню еле гамбургер нашёл, столько нового.
- Хорошо, что ты сюда привёз. Воздух такой свежий, сосны. – Она присела в машину и вытянула вперёд ноги, скинув туфли.
- Пальмы надоели? – поддел её.
- Не то слово. Устала от жары, обилия солнца. Кто бы мог подумать, да? – усмехнулась легко.
- Так своё родное, всегда ближе. Ты кстати, не мёрзнешь?
- Нет, нормально. Хотя, отвыкла немного. – Доев, отряхнула юбку. Я смотрел за её движениями. Нет, точно оторваться не судьба от неё. Такая стройняшка, юбка чуть сдвинулась и обнажила круглые коленки, а ножки на обложку можно запросто. Поднял взгляд, под жакетом блузка, расстёгнутая только на одну пуговицу, в принципе, всё по чести, но в вырез видна тонкая золотая цепочка, уходящая вниз, представить труда не составило, хотя и не видно ничего.
- Вита, наверно я порю горячку, но давай попробуем вместе. Переезжай ко мне. – Дотянулся до её лица, отвёл волосы и приблизив к себе поцеловал.
- Это ты действительно быстро, - улыбнулась мне, чуть отстранившись посмотрела своими странными глазами, - но мне нравится. И знаешь, я ещё чемоданы не разобрала после поездки.
- Хорошо, - кивнул я, снова поцеловал, - сегодня, сейчас? Не могу с тобой рядом спокойно…
- Сейчас. Только я работаю завтра. Всё равно нужен этот чёртов чемодан, - лёгкая усмешка на губах.
- Всё, тогда за ним. Здорово, что народ на дачах, хоть доедем быстро, - уже бурчал я, включая зажигание. Вита улыбалась, наблюдая за мной.

***
Ещё раз спасибо моему крепкому организму, что пережил и переварил эту дрянь, очередная ода. Виталина… стоило только расстегнуть ей вторую пуговицу на блузке, уже был готов. Быстро, слишком быстро, проконтролировать себя не получилось. Вот этим был не очень доволен, хотелось лучше и для неё. Но с другой стороны это была такая вспышка, просто чувствовал, что могу, по-настоящему, не под этим дурацким феном. Когда одно подобие секса, влечение, точнее похоть есть, остальное отстуствует, что уж говорить когда сходит на нет действие. Сейчас взрыв, удар и полный… кайф. Вот надо ж было быть таким кретином, чтоб от такого отказаться? Сжимал её в руках и чувствовал себя на десятом небе. Прав был врач в центре, ох как прав. Самому нужно пройти этот путь и думать надо самому, не перекладывая свою заботу на чужие, пусть и родные или дружеские плечи. Да, Василий Митрич помог и ещё как, тогда при этой долбаной ломке, хорошо хоть у самого мало-мальски мозги включились, а потом и врач мощную помощь оказал, хороший мужик.
- О чём задумался? – подняла Вита голову ко мне.
- О тебе и своём кретинизме, - вот что ещё врач сказал, так это не врать и не увиливать в таком вопросе.
- Ага. Поделишься? – легко так погладила пальчиком мой лоб. – Не хмурься.
- Вита, я просто бичую себя за то что вообще начал ту карусель. Не хочу обратно. Честно признаюсь, позывы дебильные есть, но сейчас мне слишком много терять, этого я совсем не хочу. Я тебя люблю, у меня просто голова кругом от желания к тебе. – Перевернулась ко мне и вгляделась своими странными глазами. Гладил её по лицу, наклонившись начал целовать. Она удержала мою голову.
- Илья, - голос стал настороженным, - ты знаешь, я очень тебя ждала и люблю тебя. Но делить…
- Нет. Вита, - перебил её, - этого не нужно. Ты же понимаешь, что это было, скрывать что-либо бессмысленно. Но я ценю каждый новый день, каждого нового друга, каждый свой чертёж, песню, тебя, ты рядом, мне есть к чему стремиться, в отличие от прошлого.
Слегка покачала головой и чуть улыбнулась. И всё равно, она должна знать. Сколько я слышал историй о том, что было поздно и только потому что человек не сознался и не признался сам себе. Впрочем, далеко ходить не надо, этот человек лежит сейчас в постели. Но мне-то и особо идти было не к кому, отец отвезя меня первый раз, защищал свои инвестиции, поговорить со мной он не пытался в принципе, в своей манере кидался лозунгами.
- А я ценю твою откровенность, - улыбнулась она и отведя мне волосы назад, проговорила, - и хочу взять слово, что так и будет.
- Слово, - утвердительно произнёс я.
Она сделала жест, словно и правда взяла его с моих губ и прижала руку к груди. Присел на кровати, обнял и целовал, до умопомрачения, наверное. Кожа её потеплела, заглянул в глаза, вообще утонул, точно вселенная какая-то. От этого её взгляда, у самого аж пульс участился, словно просила без слов. Да я и сам остановиться уже не мог. Осторожно коснулся груди, провёл рукой, чуть сжал, Вита вздохнула, это ещё больше подстегнуло, наклонился и уже ласкал губами. Как же она восприимчива, каждое её движение и вздох, а у меня новая волна удовольствия прокатывает по телу и сдерживать уже невозможно.
- Вита, не могу, давай к основному перейдём, - попросил я. Чуть улыбнулась и покачала головой, что сделала я так и не понял. Но почувствовал небольшое снижение, не прошло, нет, но остался не на таком пределе. Удивился этому делу, но отвлекаться не стал, вернувшись губами к ней. Чуть позже снова повторила, мне нравилась эта остановка, позволяла и дальше исследовать таким классным способом её тело. Произошедшая разрядка, оргазм, заставил все мышцы похоже сокращаться, обалдеть вообще, так накрыло, вот это точно настоящий… кайф. Даже пошевелиться не мог, но Виту не отпускал, просто запутавшись в её волосах.
- Илюшка, - она тихонько пошевелилась.
- Да? – голос свой не узнал, расслабленный до невозможности.
- Выпусти.
- Не хочу, - не согласился я, она рассмеялась.
- Я тогда без руки останусь, ты мне прижал её.
- М-м… плохо, - лёг на спину. Вита присела и растирала руку, я предложил, – иди помогу.
Придвинулась, я массировал мышцы и правда в тонусе. Потом провёл по её спине и притянул к себе за плечи.
- Будем спать? – повернула ко мне голову.
- Можно. Слушай, завтра работаешь, а послезавтра?
- Потом два дня выходных, - подтвердила она.
- Ох, классно-то как, - улыбнулся, положив свой подбородок на её плечо. – Меня вот интересует одна вещь, поделишься?
- Спрашивай, - вот точно сдерживается, чтобы не рассмеяться.
- Как ты… точнее что ты сделала, я ж готов был взорваться, а у тебя каким-то образом… короче не понял я, - наконец завершил фразу. Не сдержалась и лёгкий смех.
- Илюш, я любознательная очень.
- Ага, это здорово, конечно, а какое отношение это имеет к данному вопросу? – непонимающе спросил её.
- Серьёзно подошла к вопросам сексуального самообразования, - проговорила с избыточной серьёзностью и даже нахмурила брови.
- Во как, - оживился я, - и как это?
- Не поверишь, подтолкнула бывшая свекровь, - хмыкнула она.
- И такое бывает, ты продолжай, интересно, - подстегнул я.
- Ну, тогда она меня ещё не очень воспринимала, это сейчас мы можно сказать дружим. Короче, произнесла фразу, что мол прежде чем начинать это дело надо бы узнать откуда ноги растут. Я засела в интернете и накопала кучу полезной во всех смыслах инфы. Только вот пригодилась она много позже, как оказалось.
- В смысле, когда? – озадачился я.
- Сейчас, - улыбнулась Вита.
- А что же у тебя до этого было, чего-то я никак…, - не договорил и повернул её к себе , - что за дела? Ты ж замужем вроде побывала?
- Ага. Только мою образованность и продвинутость он не оценил. Всю дорогу думал, что я не девственницей ему досталась, был у него, понимаешь, пунктик на этом. И более того, видимо, до него вела разнузданную жизнь.
- Круто. Но придурок. Лучше мне расскажи, а ещё лучше покажи. Всё хочу от тебя, чтобы не предложила.
- А если привяжу, - со смешливой угрозой надвинулась на меня, - или укушу.
- Да я согласен, только не сильно, - рассмеялся в ответ.
- Шучу, - отмахнулась она, - на самом деле когда читала те статьи, думала только об одном, что надо бы в такой момент рядом мужчину иметь, но… понимающего, - приподняла указательный палец вверх и подмигнула.
- Слушай, меня уже это заводит. Лучше давай вместе почитаем и претворим в жизнь. Это я люблю.
- Не сомневаюсь, - лукаво взглянула и спросила, - а ты как?
- Я, понимаешь, больше года без секса вообще. А раньше, что называется, в измененном состоянии. А ещё раньше, слишком зелёный, неопытный короче. Так что, ты круче.
- Ну да, - снова хмыкнула и спросила, чуть сдвинув тёмные брови, - а то, что старше?
- Да ты что? – изобразил нарочитое удивление, - правда, что ли?
- Илюшка, ну тебя, - рассмеялась она.
- Тогда не говори глупостей. Старше, младше… фиг, разница. Главное в другом…

***
Н-да… Веселина сделала шаг и решительный. Но когда первый раз увидел её парня, так вообще не поверил, что не видит. Уверенный, с чёткими движениями, может замедленными, но это не бросалось в глаза. Она помахала от столика, чуть качнула в его сторону головой и улыбнулась. В дальнейшем, познакомившись ближе, вообще всё больше поражался ему. Его характеру, личности. Не ныл, не просил помощи, работал настройщиком, этот факт меня выбил на какое-то время даже. Слух у него феноменальный, что и нам, понятное дело, помогало. Если мы все вместе иной раз не могли состыковаться, мгновенно указывал, что где не так. Но не это поразило меня больше всего и даже помогло лично мне. Его настроенность на жизнь, на позитивную волну, не выпадал он из разговоров, был начитан и, скажем так, продвинут во многих вопросах. Максимально использовал современные устройства для слепых, честно говоря, довольно глупо себя почувствовал, когда он сказал, что прочитал что-то там в интернете. Я застыл, открыв рот, сказать не нашёлся чего, выдавил только нечто нечленораздельное, он усмехнулся:
- Илья, расслабься. Есть такая штуковина брайлевский комп, плюс спец-программки.
- Слушай, чувствую себя идиотом просто. Извини, Гриш, - наконец среагировал я.
- Ерунда. Я до этого тоже ничего не знал о таких вещах. Зато теперь лекции могу читать и пособием быть о неограниченных возможностях незрячих, - усмехнулся он.
- Это тоже дело. Вдруг бы кому пригодилось, - поддержал его тон.
Собственно именно это меня подтолкнуло ещё больше, стало как бы последней каплей, в положительном смысле. Человек, без зрения, преодолевает каждый день, да чего там, каждую минуту, проблемы, причём, которые я так вообще не замечал, дорогу там, перейти или в магазин сходить. И излечение, к сожалению, не светит вообще. Живёт и старается брать от жизни максимум. Я же вполне здоровый бугай, нашёл себе дебильную причину спустить свою к чёртовой матери. Вот уж теперь точно не дождётесь, мстительно думал про себя.
Проверить свою решимость пришлось довольно скоро. Заехал за Витой после работы, никак не мог припарковаться, потому нырнул во двор того самого клуба. Решил пойти за ней в офис. Заглянул, она была занята с клиентом, но тот уже собирался уходить. Меня увидела и чуть кивнула головой, клиент встал со стула, был ко мне спиной. Всё что-то говорил ей, на прощание даже ручку поцеловал, я вздёрнул брови в удивлении, Вита чуть не расхохоталась, увидев мою реакцию. Он, наконец-то вышел из офиса.
- Привет, что удивляешься? И такие клиенты бывают, - улыбнулась она.
- Да кто ж спорит, приятно когда руки целуют, но я бы не дал.
- Ох, Илюш, - рассмеялась она. – Всё едем. Сейчас быстренько приберу на столе.
Вышли на улицу, я ей рассказывал про своего сегодняшнего заказчика. Шебутной такой дядька попался, я за ним по всему его участку бегал. Причём привёз ему чертежей пять для его построек. Так нет, у него точно шило в заднице:
- Представляешь, говорит, нет, вот давайте так сделаем, через пять минут, а вообще-то мне ваш вот третий нравится. Потом минута – опять чего-то назрело. Не поверишь, готов его был уже в бараний рог свернуть, так достал. Я уже сел на какой-то шезлонг, просто уже тупо смотрел за его метаниями. Жесть вообще.
- Так остановились на чём-нибудь? – смешливо спросила Вита.
- Как бы не так. Ещё поеду. Послезавтра. – Хмыкнул я.
- Живчик, тебе клиент попался.
- Ага. Вот, знаешь, всё думал машину поменять, а с этими поездками не получается.
- Зачем менять, не поняла? – удивилась она.
- Виталин, не хочу приветов из прошлого, особенно от отца. Да и вообще, на кой мне спорткар за городом? – Посмотрел на неё с улыбкой, - но если тебе нравится оставлю.
- Илюш, ты даёшь. Делай как тебе удобнее, ты же на ней ездишь, - она даже приостановилась и взглянула на меня. Притянул к себе, чмокнул в щеку.
- Класс, спасибо.
- Да всегда пожалуйста, - чуть изумлённо откликнулась она и перевела ещё более удивлённый взгляд от меня чуть в сторону. Повернулся. Честно, чуть с языка не сорвались матерные слова, больше от неожиданности.
- Ё… кхм, Нина? – она даже не отреагировала на моё обращение. Прислонилась к кирпичной стене, трясло её конкретно. Повернулся к Вите, - это одна из тех девчонок.
- Я поняла, - настороженно ответила она, - что с ней?
- Абстиненция.
- Ей доза нужна? – тихо спросила Вита.
- Да. Но мы сделаем по-другому. – Достал телефон, набрал вызов, попутно проговорил, - если успеем, конечно.
- В смысле, - распахнула глаза. – Она… умрёт?
- Нет. Если опередим особо прытких и ненужно сердобольных. - Наконец в телефоне ответили. Продиктовал быстро адрес.
- Надо наверное с ней остаться? – спросила Вита.
- Это да. Только не подходи к ней, я сам. Главное, чтобы не подвалил какой-нибудь кореш. - Приподнял Нину, прислонил к стене, хлопнул по щекам. - Эй, слышишь? – подняла голову и еле проговорила трясущимися губами.
- Ты? Есть?
- У меня ничего нет. Поедешь сейчас в больницу. Поняла? – жёстко проговорил я.
- Не-е… не хочу, - захныкала она.
- Ох и дура ты, Нина. Сколько уже?
- Я не помню… год… не помню…
Смотреть на неё было страшно. Ведь в общем-то девчонка симпатичная. Была. Теперь уже была. Состояние её совсем было хреновое. Глаза запавшие, синяки тёмные под глазами. Впалые бледные щёки, вся высохшая, а когда-то в теле такая девушка, плотненькая, беленькая… и опять была. Перегнулась, её начало рвать, еле успел от себя отвернуть.
- Вита, у тебя воды нет случайно?
- Держи. Жара, ношу с собой. Салфетки?
- Отлично, всё давай. – Обтёр Нине лицо дал воды.
- Детка! – раздался голос. Вот чёрт, это бы некстати. Лучше бы скорая. – Детка!
- Я…, - прохрипела Нина, я закрыл ей рот и зашипел, - дура! Уколешься, вообще не выберешься. -Она пыталась вырваться и с приличной силой, надо же как герыч наружу рвётся. Парень подбежал к нам, уставился удивлённо. Обсмотрел его, так и есть, небось уже чего-нибудь притащил.
- Чего нашёл? – спросил его.
- Это…, - он протянул руку вперёд, - снимет.
- Чего снимет, придурок? Что это?
- Быстрый.
- А она под чем? – он замялся, - да говори ты! – чуть не заорал я.
- Она вчера это… ставилась, - опять замолк он. Во двор уже въезжала скорая, я глянул на Виту и указал на Нину. Она подбежала и придержала её. Я же бросился к парню и приподнял его за грудки.
- Чем, спрашиваю? Скажешь, в ментовку не звоню, - пригрозил я.
- Винтом.
- Придурки, - отбросил его от себя, - вали отсюда.
Врачам скорой вкратце описал ситуацию, понятное дело, шли мимо, девушке плохо, а вообще кое-что знаю об этом. Откуда это вы знаете, удивлялся доктор. Да, вот понимаете, было дело, родственник один подсел, вся семья страдала, короче гнал полную пургу. Нину увезли. Мы остались одни в этом проулке. Взглянул на Виту, страха не было на лице, больше злости и боли.
- Что скажешь?
- Не знаю, - выдохнула она. – Это страшно. Она наверняка была симпатичной девчонкой.
- Это да, - кивнул я, - ключевое слово – была.
- Думаешь, не выкарабкается? – смотрела на меня почему-то с надеждой в глазах.
- А вот этого я не знаю, - вздохнул я и нажал брелок, - садись.

***
Пока ехали, обсуждали вселенскую проблему, а именно, что же делать с наркоманией.
- То есть ты считаешь Нине помогать не надо? – хмурилась Вита.
- Надо. Но не мне.
- Хорошо, ты себя отводишь, так сказать, тогда кто должен? - настойчиво спросила она.
- Вся фишка в том, что никто, - сделал паузу и с нажимом произнёс последние слова, - не должен.
- Не понимаю, - ещё сильнее сдвинула брови.
- Вита. Если она сама не хочет этой помощи, понимаешь разницу?
- Но есть больные, которым против воли назначают лечение и они…, - в запале заговорила она, я перебил.
- Нет. Не тот случай. Если человек в коме, это одно. Но если, он более менее соображает и, заметь, понимает всю дурость и пагубность своих поступков, но не хочет, не не может, а именно не хочет. Что ты с ним сделаешь? Ну, посадишь на электрический стул, припугнув, что ток пустишь, он тебе всё пообещает под этим делом, ты поверишь, а через полчаса он снова вмажется. Как можно запретить это ему?
- Ну, в конце концов накачать антидотом, затем убедить, поговорить, - с отчаянием произнесла она.
- Антидот снимает синдром абстиненции и всё. Он не лечит саму болезнь, зависимость. Эта чёртова тяга остаётся и состоит она из двух причин, если обе участвуют – тяжело очень.
- Какие? – настойчиво спросила она.
- Психологическая и физическая зависимость. Угадай от которой легче избавиться? – хмыкнул я.
- Не вижу ничего смешного, - буркнула она.
- Я тоже. Так что? – повернулся к ней, остановившись у дома.
- Психологическая, понятное дело.
- То-то и оно. Хотя обе хороши. Физически очистить организм вроде легче. Прогнал препарат, водички попил и в общем готово. Утрирую, конечно. Но есть товарищи по десятку лет на наркоте сидят, не знаю, как у них. Если дурь уже в обмене веществ участвует. А вот с другой стороной зависимости – полные дебри. Поскольку, понять, что в мозгах у конкретного человека не может никто, даже он сам порой.
- А ты? – устремила в меня тёмный внимательный взгляд.
- Я чистый. Расставил всё по местам. Отбросил ненужное. Я помню об этом. Но ещё и знаю чем мне может обернуться применение наркотиков. Потерей всего, что имею, а прежде всего себя. У меня есть планы, считай как в союзе, по пятилеткам. Только вот ведь какая штука. Любой человек, повторю, абсолютно любой подвержен внезапным порывам, вследстствие травм, тяжёлых потерь и тому подобного. Что будешь делать ты, если потеряешь семью, всю сразу? – проговорил не отводя от неё глаз. Она молчала, говорить об этом не хотелось, но обещал откровенность, - Вита, я скорее всего знаю, что сделаю, если потеряю тебя.
Она даже дёрнулась в кресле, лицо исказилось, брови снова сошлись у переносицы. Я ждал. Задышала глубоко и наконец выговорила:
- Как же больно-то… и ты, пожалуй, прав. Трудно предугадать такое. Я вот тоже не ожидала от себя. У нас одноклассник разбился на машине прямо в выпускной вечер. На самом деле сволочь та ещё, от Веселы в своё время отлипнуть не мог. Но дело не в этом, я испытала независимо от себя шок, что вот человек которого я знала и который только что был рядом с нами со всеми, отмечал окончание школы и… его нет. Всё. Кончено.
Я покивал головой, следя за ней и проговорил:
- Вот и вопрос что большее зло сами по себе наркотики или то как мы реагируем на них. Вещество, как нам кажется, приносит кайф, расслабление, галлюцинацию, эйфорию, замещает реальность. Взамен забирая всё здоровье на хрен, но постепенно и незаметно поначалу. Когда осознаёшь, что экспресс уже катит под откос, проявляется твой характер. Два пути тонуть или выплывать. И тут уже только твои качества, наркотик ни при чём. Он оголяет тебя самого, если человек слабак он падает, нет – будет на зубах карабкаться. И если понимаешь, в чём проблема, конкретно, твоя проблема и находишь сам пути решения, вот тогда переломаешься и не на силе воли, а на перестройке всего, всей системы твоих ценностей, будешь выстраивать новое. И здесь помощь, ох, как нужна. Потому что ты хочешь, просто изнываешь от того, чтобы тебе эту помощь оказали. Мне повезло.
- Да, но, как понимаю, первый шаг человек должен сделать сам, - грустно резюмировала Вита.
- Так и есть. Но именно действие, а не болтовня.
- Одного хотения маловато, как понимаю, - вздохнула разочарованно и откинулась на подголовник.
- Да. Хотеть можно много чего, но если дальше этого ничего, то какой может быть разговор. Многие даже считают, что они контролируют приём и всё в ажуре. Правда, до определённого момента, когда без наркотика уже с кровати встать не можешь.
- И у тебя был такой момент? – с опаской спросила Вита.
- Да всё было, - поморщился я, - разбитость дикая, депрессия, паника и страх этот на ровном месте. Давление с температурой вниз, ощущение то и дело, что отключусь, холод. Мотор выпрыгивает, аритмия. Ощущение, что забываю вдохнуть. Жесть в общем. Смешно только сейчас.
- Илюш, что ты говоришь? – возмутилась она, - тоже мне нашёл смешные темы.
- Да потому что понимаю сейчас, что болван полный. Надо было залезть в это дерьмо, - застучал я кулаком по рулю.
- А скажи, - прервала она меня положив свою руку на мою, - что служит самым первым толчком?
- Первый шаг – понять, что ты зависим от этого дерьма, что без него уже не функционируешь. Второй – желание избавиться, причём конкретное, железное. Третий – поступок, хоть минимальный. Сходить, например, в ребцентр или на собрание анонимных наркоманов, ну, хоть что-то. Именно действие, только оно даёт стимул.
- Илюш, а ты завершил свою постройку?
- Ну-у… не совсем, - протянул я, чуть улыбаясь.
- Чего же не хватает? – заинтересованно спросила Вита.
- Да по сути мелочи. Хочу, чтобы ты ко мне окончательно переехала. А то вот уже четвёртый месяц мечешься, зубная щётка здесь, паста там. Перевози всё, давай уже нормально жить вместе, - недовольно заговорил я. Она невольно улыбнулась.
- Хорошо. Вот через два дня выходной, суббота. Всё сделаем, идёт?
- Наконец-то, - вздохнул я.
- Ещё что-то?
- Так машина, - хлопнул я по торпеде. – Это вот самая распоследняя реальная вещь, которая связывает с тем депрессняком. Вот представляешь, даже квартиру сменил, а её никак не спихну.
- А ещё меня спрашивал, - хмыкнула она, - да я первая, в таком случае готова её продать.
- Э, нет. Тебе не доверю. Продашь за три копейки, а мне надо хотя бы «козла» взамен купить. Как я по загородным весям буду? Пешком что ли? – усмехнулся я.
- Это уж слишком, - рассмеялась она, - не за три, а за пять хотя бы. А потом для твоей солидной должности архитектора надо чего-нибудь поприличнее, а то и заказов не насобираешь.
- Ха, - почесал в затылке, - тут ты права. Надо тогда какой-нибудь внедорожник, без понтов только. Ну их в пень.
- Илюшка, - дотянулась до меня, поцеловала и спросила, - мы так и будем тут сидеть или ужинать пойдём?
- Я рад, что ты наконец про ужин заговорила, а то всё о общемировых проблемах, - проворчал я.
Она легко усмехнулась, взглянув на меня.

***
С автосалоном я уже договорился, оставалось только одно, быстренько перебросить вещи Виты ко мне и ставлю на продажу. Подобрал себе этакий и.
С Уважением.
Таня Уммэй.
Аватара пользователя
Таня_Уммэй
Автор UMMEI.RU
 
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 14 фев 2013, 20:23

Re: Работа победителя конкурса авторов.

Сообщение Таня_Уммэй » 13 янв 2015, 21:14

шустрый джипчик, тож японца, ну, нравятся мне они. Нет, что ни говори, «Мазда» презентованная когда-то отцом, да ещё в такой комплектации, была понтовой такой тачкой. Но вот не чувствовал я её, кстати сказать, просил другую тогда, он же посчитал…, хотя кто его знает, чего он там считал. Может, в разговоре с коллегами выпендриться, мол, сыну прикупил такую-то, водилось это за ним. То есть, сводилось-то всё к тому, что мои пожелания тогда никто не собирался учитывать, как и всегда. Ладно, нечего тут распыляться, делаем дело. Вита уехала к своим ещё утром, я же успел сгонять ещё к одному своему клиенту, подписал договор, на полностью мной разработанный проект, что грело душу, прямо-таки и распирало от гордости за себя.
Короче, настроение хоть куда, подъехал к дому Виталины. Выскочил из машины, прихватив букет и коробку с конфетами, заодно ж первое знакомство. Позвонил, открыла Вита.
- Привет, собралась? – поцеловал в щеку.
- Да. Пойдём, быстренько проведём процедуру. А то же тебе ещё в автосалон?
- Успею. Не волнуйся.
Давно я не был на таких мероприятиях. Осторожные вопросы матери Марии Дмитриевны, отец Виктор Иванович, больше молчал, но так откровенно посматривал, что ж я за фрукт такой. Кто бы мог подумать, что, в общем-то случайный визит Василия Митрича, смажет всю картину.
- Маша, здравствуй. Виктор-то дома? – услышал я его голос из прихожей. Сначала даже удивился реакции Виты, лицо побледнело и напряглась вся.
- Дома, дома. Проходи, что-то опять по машине? – поинтересовалась Мария Дмитриевна.
- Да и по этому тоже, - прошёл в комнату, поприветствовал зятя, увидев меня кивнул головой и протянул руку для пожатия. – Илья, приветствую.
Я приподнялся, отвечая и проговорил:
- Рад видеть. Последнее время давно не пересекались?
- Так это ты не заходишь, - подмигнул он. – Всё пропадаешь у Артёмки.
- Ну есть такое. Программу новую накатываем. У нас же новый аранжировщик. Классный парень.
- Наслышан, - улыбнулся он, тут в наш обмен вступила мать Виты, голос до того странным мне показался, я удивлённо посмотрел на неё. Выражение лица, ну, не знаю, будто приведение перед ней. Василий Митрич, вдруг цыкнул.
- Так это он?
- Маша, да, этой мой ученик Илья Ильин, - вот всегда не любил это сочетание, похоже и в этом мои родители прикольнулись. – Что тебя обеспокоило?
- Ты мне здесь…, - указала на него пальцем, - это же тот парень с которым ты тогда, неделю просидел? Бывший наркоман?
- Что? – приподнялся Виктор Иванович.
- Так, Маша, Виктор. Сядьте-ка. – Повернулся ко мне, - Илья, ты тоже.
Я упал обратно на диван. Вот же ж поворот событий. Калейдоскоп крутанули и узорчик сложился, не в мою пользу. Вита присела рядом со мной.
- Дочь, ты что же это нам-то не сказала? – спросил её Виктор Иванович.
- Пап, а о чём конкретно я должна была говорить? Я и тебе и маме, объяснила, что люблю молодого человека, зовут Ильёй, что переезжаю к нему, - ровно пояснила она.
- Но об этом-то? – недоумённо произнёс отец.
- Мария, Виктор, - обратился к ним Василий Митрич, - я ручаюсь за этого парня.
- А у него что, язык отнялся, - язвительно заговорила мать Виты.
- Маша, успокойся. – Ровным тоном проговорил её брат. – Не стоит заводиться тебе, да и всем сейчас нужна холодная голова. Илья?
- Мария Дмитриевна, я не принимаю наркотики с пятнадцатого апреля прошлого года.
- Хорошо же ты это помнишь, - не смогла она удержаться от очередного выпада. Я же старался быть спокойным. Конечно, дёргало, понятное дело, занервничал. Но одновременно было приятно сознавать, что этот мой невроз не тянет на, что называется, перекурить это дело.
- Пришлось запомнить, - согласился я, - поверьте, больше чем я сам, никто меня не накажет.
- Но бывших наркоманов не бывает, - воскликнула она.
- Маша! – возмутился Виктор Иванович. – Ну, зачем так-то?
- Я что не права?
- Не права, - подтвердил Василий Митрич. – Маш, уж мне-то поверь. Их мало, но есть.
- И ты мне можешь дать гарантию за него, ты сам-то веришь, в то что говоришь? – возмутилась она.
- Маш, знаешь парадокс ситуации в том, если ты встанешь грудью на защиту Виталинки, ничего хорошего из этого не выйдет. Ни для неё, ни для Ильи. Вот тут, ничего не смогу сказать, как дело повернётся. И ещё одно, Маша, ты отличная мать и вырастила двоих детей, но они выросли, они взрослые люди и запретить ты им не сможешь, глупое это занятие, я бы даже сказал бесполезное не только в этом возрасте, но и в более юном.
- Кхм, да уж, - присоединился Виктор Иванович.
Мне же подумалось опять о глупых шагах, приводящих к таким же идиотским поступкам. Откинуть действия собственных родителей, подумать только о своих. Мне же не тринадцать-пятнадцать лет было. Образование приличное, школа-то тоже не из последних. И мозги вроде бы на месте, ведь понимал всё. И тем не менее, повёлся на это первый косяк, который, по правде, сказать и не понравился. А вот теперь получай и сам, это-то ладно, заслужил. Но причиняешь неприятность и даже боль людям, которых до сегодняшнего дня и не знал даже. Заставляешь просто знакомого тебе человека вставать на твою защиту, ага, от собственной глупости, давать за тебя гарантии. Вот точно, буду теперь всю жизнь расплачиваться, но всё же это лучше, чем как Нинка трястись от желания дозы, переживать эти кумары. За то время побывал в разных местах, не только ж по клубам. За зельем всё равно приходилось куда-то подрываться, первый раз когда увидел парня в этой ломке, подумал, прям, зомби из дешёвого триллера. Тогда даже смешно стало, мол, таким никогда не стану, у меня всё в лёгкую. Ну-ну… потом на стенку лез. Нет, из памяти это не выкинешь, конечно. Но использовать эти воспоминания можно по разному, для кого-то это повод испытать всё заново, для меня же это теперь стимул удрать подальше от этого дерьма.

***
Я навестил Нину в больнице. Оказалось поздно. Теперь вопрос отпал сам собой, цирроз доделал, то что начали наркотики. Вот и вся жизнь, даже сделать в ней она ничего не успела. Всё только в чехарде этой дурацкой, кумары, раскумары. Романтика, блин. Сплюнул с досады и направился на выход. У меня слишком много дел, чтобы сожалеть о том, что человеку было «маловато» в какой-то момент его ненужной ему самому жизни.
Только включил зажигание, раздался звонок.
- Слушаю вас, - произнёс в трубку, не глядя на дисплей.
- Ты где застрял, - раскатился в трубке мощный голос, - место пустое, а он шляется.
- Артём, через десять минут на месте, - ответил ему, сдерживая улыбку.
- Как штык, ёлы, - сурово закончил он и тут же отключил соединение. Да уж, придётся постараться, суров наш лидер, хмыкнул я.
Вообще за это время мы сделали ощутимо качественный скачок в звучании группы. Аранжировки Григория привнесли оригинальность и какую-то яркость, свежесть что ли. Очередное выступление прошло на ура. Правда теперь мне приходилось конкретно кроить вечернее своё время, подключился ещё и институт. Договорился с деканом об относительно свободном посещении, тут-то я тоже не хотел выпадать из обоймы. Артём соответственно тоже пошёл на некоторые уступки. На работе случилось, понятное дело, небольшое затишье с наступлением осенне-зимнего сезона, но заказов хватало. Ко мне, теперь уже лично, обращались клиенты, желающие осуществить ремонт в своих городских квартирах. Сначала-то я отнёсся к этому с некоторым недоумением, но поговорив и обсудив это дело с Витой, решил, отчего бы не попробовать. В общем, пошло.
Под самый же новый год получил своеобразный привет от родителей, честно, не ожидал такой реакции от себя, но после разговора стало легко и даже посмеивался и мотал головой уже сидя в машине. Каким-то образом, что называется, слава и репутация обо мне, как крутом архитекторе-дизайнере, достигла их ушей. Но в тот момент, когда ехал на переговоры в тот самый ресторан, отцом предпочитаемый, не знал, что именно они. Соответственно был при параде, костюм, галстук, туфли английские, короче, весьма преуспевающий вид. Увидев их, малость опешил, понятное дело, ещё раз проверил у администратора номер столика, ну, точно они. Поразился ещё тому, что они вместе, даже любопыство взыграло, ладно узнаем и свалим. Подошёл, протянул свои визитки и сел, закинув ногу на ногу.
- Добрый вечер. Илья Владимирович Ильин. Вы желали обсудить проект обустройства вашей квартиры?
Классно себя чувствовал, наблюдая немую сцену. Чувство свободы и уверенности, прям, через край. Стоило испытать, стоило. Поскольку именно в этот момент что-то разорвалось и окончательно отпустило, ранее державшее напряжение.
- Илья? – наконец-то собрался отец.
- Прошу вас. У меня время ограничено. Сформулируйте ваши пожелания.
- И как же тебе удалось? – с подозрительностью спросил он, потом вдруг переменившись, - так ты под кайфом. Что за наркота? Что-то новое отыскал?
- Коструктивный разговор будет? – щёлкнул по брючине, стряхнув невидимую пылинку.
- Илья, - присоединилась мать, - так же нельзя. Давай мы тебя отправим в лучшую клинику, можно в Израиль.
- Мила, ты думаешь это поможет? Ты словно вчера родилась, – усмехнулся отец и повернулся ко мне, - не забывай, наркомания это на всю жизнь.
- Похоже, переговоры не состоятся, - вздохнул я и расстегнул пиджак, потянув галстук. Заговорил уже более вальяжно, - ни черта вы не поняли. Мимо вас всё просвистело. В этом смысле, кто ещё больше под кайфом был. Вы ж за своими разборками с секс-партнёрами не заметили, как чего-то там рядом с вами выросло. А уж чего хотело, так вообще не в курсах.
- Точно бред, - усмехнулся отец.
- Может быть для тебя и бред, - пожал плечами, - а для меня жизнь с абсолютными пофигистами как вы.
- Да как ты можешь? – вскрикнула довольно громко мать.
- Ма, здесь типа элитный кабак, - хмыкнул я. – да и потом чего ты? Всё правда, признай. Помнится ты даже хвасталась что у меня четыре няньки перебывало, потом пятидневка, в выходные няня, даже помню как зовут - Лена, дальше продолжать? Про школу-интернат в зелёном лесочке? Так что, повторюсь, кайфовали вы, столько, наверное ни один наркоман не выдержит, а у вас, посмотрю получается. Кстати, любопытства ради, ответьте, чего вместе-то вдруг?
У меня было странное отношение к этому разговору, будто пересекся с малознакомыми людьми, вроде что-то о них знаю, потому спрашиваю, а так ведь, совершенно по барабану, чего у них там на самом-то деле.
- Пересмотрели приоритеты, - ответил строго отец. Я слегка покачал головой и усмехнулся.
- Ага. В очередной раз стратегия партии поменялась. Да, ладно. Шут с вами. Пойду я.
- Так а ремонт? – возмутилась мать. Я уже поднявшись со стула, обернулся.
- Не…, - мотнул головой, - вам делать не хочу.
- Что? –отец посмотрел на меня.
- Говорю, не хочу. Нет желания, - вытащил галстук и свернув, засунул в карман пиджака.
- Ты точно употребляешь, - уверенно сказал он. Я опёрся рукой о стол и наклонился к нему глаза в глаза, улыбнулся.
- Ну? Видишь чего? –выдержал паузу, - мой наркотик – моя жизнь, вот сейчас наполненная под завязку и я этому радуюсь и ощущаю каждый день. Иногда валюсь от усталости, но мне это нравится, уставать от моей работы, учёбы, музыки. Приходить домой, видеть и получать настоящую любовь, а не суррогат. Всё просто.

***
Три года спустя в нашем новом доме отмечали новоселье. Этот участок мы выбирали с Витой вместе. Проект, понятное дело мой, и первый самостоятельный, с дипломом архитектора. Но и Вита принимала преактивнейшее участие. Это был наш дом в полном смысле, каждый угол, каждая стенка. Решение это пришло, практически одновременно нам обоим, в тот новый год. Мы тогда отыграли отличную программу в клубе и тогда же пришло просветление, вот бывает же.
За это время сыграли пару свадеб, а именно Григория с Веселиной и Артёма с Яной. Нашёл он свою любовь весьма интересным способом, конкретно посредством прослушивания потенциальных солисток в наш обновлённый по музыкальной части коллектив. Девушка что надо, всё при ней, само собой и голос, а также и характер, которым покорила, уложила на ковёр нашего фронтмена. Коллектив наш прирос ещё одним неординарным человеком по имени Александр, играл на трубе и тому подобных духовых, что ещё более обогатило нашу программу, но и просто уложил меня лично на лопатки, поскольку проблемы с Гришей у них были одинаковы по части зрения. Ну, как тут себя жалеть, когда такие парни с тобой рядом?
Неожиданным образом нашёл себе новое занятие. Возвращаясь как-то от очередного загороднего клиента, стоял на светофоре, барабанил пальцами по рулю, в такт забойному рок-н-ролльчику и глянул в сторону обочины. Пацан, ну, не знаю, лет пятнадцати, сидит трясётся весь. На улице жара. Свернул, вышел из машины и присел рядом. Поднял ему голову, зрачки одни, радужки нет. Паразит. Растряс его:
- Зовут как?
- Л-лёша.
- А живёшь где?
- У бабки.
- Домой отвезти? – мотнул головой отрицательно и тут же его вывернуло. Сходил в машину за водой, умыл. Схватил у меня бутылку и жадно начал пить.
- И чего шмалить понравилось? – он постарался сосредоточить на мне взгляд.
- Нет. Я два раза всего.
- Ну? А на третий тянет?
- Нет. Друзья предложили.
- М-м… друзья, говоришь. Не перепутал, точно дружбаны?
- А чего? – опять еле сосредоточился на мне.
- Да таких друзей поболе и врагов не надо. Шустренько подсадят на конкретику, охота?
- Чего я дурак? – слабо возмутился он.
- Поверь, полный. Так чего к бабке едем? А мать у тебя где?
- Умерла, - он вдруг всхлипнул и уткнулся в коленки. Вот же чёрт, с такого-то точно может опуститься. Я молча ждал, когда придёт в себя. Поднял голову и растянуто проговорил, всё ещё трава не отпускала, - она с работы шла и какой-то козёл ножом пырнул.
- Это тяжело, но жить-то надо. У тебя бабка. Вы вдвоём, больше никого?
- Вдвоём. Инвалид она, еле ходит.
- Так это теперь твоя забота, ты ж мужик в доме или дерьмо в проруби, чего-то я не пойму. А ты как отстой за шмаль ухватился.
Короче, Лёшка стал первым крестничком. Отвёз его в центр к Якову Семёновичу, тот с ним провёл разъяснительную работу. После помогал ему с бабкой его Валентиной Ивановной. Кстати, оказалась женщиной весьма позитивной, несмотря на своё заболевание. После того случая Яков Семёнович предложил мне присутствовать иногда на лекциях по нарковской тематике в качестве, как когда-то говорил Гриша, наглядного пособия. Да в принципе, я не против, если это кого-то наставит на путь истинный, всегда пожалуйста, главное чтобы времени на всё это хватало. Как видно, не оторвусь я от этой темы никогда, но в таком варианте согласен.
- Илюш, ты чего так задумался? – Вита обняла за плечи.
- Вон, смотри. Лёха со своим Гердом возиться. – Указал я в окно. Лёшка серьёзно увлёкся воспитанием пса. Записался даже на уроки дрессуры и теперь лазил в инете на этот предмет. Понятно ж, его я тоже пригласил на новоселье. Жили они не так далеко от нас, километров двадцать по трассе.
- Хорошо, что ты ему собаку подарил, - проговорила она, потом поправилась, - нет друга.
- Точно. Из него толк будет.
- Из кого именно, - улыбнулась Вита.
- Из обоих, - усмехнулся я.
- Ребята уже расходятся, пойдём попрощаемся. Лёшка же у нас останется? – с утверждением спросила она.
- Да. На ночь глядя не поеду. Позвонишь Валентине Ивановне?
- Хорошо.
Расстались с нашей шумной компанией, со взаимными шутками, прибаутками. Артём напоследок так приложил, хлопнув по плечу, я чуть со ступенек не съехал.
- Тём, да ты вообще. Я ж послезавтра гитару не удержу, - ошалел я.
- Да куда ты денешься, - развёл он руки в стороны. Яна недовольно смотрела на него и повернувшись ко мне пообещала.
- Не волнуйся, я его перевоспитаю.
- Вот в это верю, - ухмыльнулся я.
- Ян, да всё в порядке, чего ты? – удивился Артём.
- Нечего, понимаешь, сотрудников из строя выводить. А-то потом играть некому будет, - ворчливо проговорила она. Веселина, стоявшая рядом рассмеялась.
- Яна, только не переусердствуй. Нам он тоже здоровым нужен, - подключился Григорий.
- Гриш, ну, вот что ты говоришь, я ж всегда любя, - отпарировала Яна.
- Так он это и имеет ввиду, - поддел Миша, Пётр хмыкнул и ткнул его в плечо.
- Ну, завелись, - сдерживая улыбку проговорила Веселина.
- О, вон такси подкатило. Давайте, народ. А то уж и хозяевам отдохнуть надо, гости больно засиделись, - подталкивая всех в спины и подмигнув мне, произнёс Мишка.
Две машины такси отъехали от нашей калитки. Вита прислонилась затылком к моей груди, обнял её, наклонившись, проговорил:
- Знаешь, что хочу?
- Надеюсь меня? – смешливо спросила.
- Ты как всегда угадала, - поцеловал её в щеку.
- Опять целуются, - раздался Лёшкин голос.
- А ты не завидуй. Соглядатай, понимаешь, - сказал я.
- Да больно надо, - хмыкнул он. Вита рассмеялась.
- Топай в дом, - слегка прошёлся по его затылку. – Мелочь пузатая.
- Да чего сразу мелочь-то? – возмутился он, - мне семнадцать скоро уже.
- Через полгода только… уже, - передразнил я его. – Шагай. В ванную и в койку.
- Понял я, - улыбнулся и практически бегом влетел в дверь. Вита проводила его насмешливым взглядом.
- Как у него с колледжем? - спросила, подняв голову ко мне.
- Порядок. Вот котелок у него варит на эту тему, - хмыкнул я. – Кстати, знаешь, поразился тут, как он исчисления проводит, у парня калькулятор в голове просто.
- Я это тоже заметила. А ещё хочу спросить, - она развернулась ко мне и посмотрела в глаза. Опять я падал в какую-то вселенную и так каждый раз, с первой встречи, - ты также будешь заботлив с нашим ребёнком?
- Само собой, - тут же отреагировал я, Вита же не отрываясь смотрела, взгляд становился лукавым, потом начала улыбаться, до меня наконец-то дошло, - ёлки, Вит… ты беременна?
- Ох, долго же ты соображаешь, - рассмеялась она.
- Ну… так и новость… понимаешь, – еле проговорил я. На самом-то деле факт этот вовсе не напугал, наоборот разговоров у нас об этом было много, просто всё как-то откладывали, то институт надо окончить, то работой завалили, то вот, дом строили, строили… наконец, построили. По здравому-то рассуждению получается всё вовремя сделали. Прислонив её к себе, целовал, чувствуя, что просыпается какая-то новая часть меня. У нас будет ребенок, надо же, отец, ёлки… здорово.
- Илюшка, - вздохнув, Вита чуть увернулась в сторону, - ты меня задушишь. Что с тобой?
- Слушай, это от избытка… прям, поделать с собой ничего не могу, - прижал её голову к себе, пытаясь унять заскакавшее сердце. Постояли молча какое-то время. На улице уже стемнело, лес словно растаял в сумерках. – Вита, пойдём-ка в дом. У меня предложение назрело, - сказал ей вполне серьёзно. Она с удивлением взглянула и кивнула головой.
Лёшка уже дрых без задних ног, как говорится, свесив эту самую ногу с кровати. Валентина Ивановна говорила, что он так с самого детства спал. Да уж, всё у нас оттуда. Усадив Виту на кровать, встал перед ней. Была у меня одна вещица, отданная не так давно мне бабкой. Мать моя тогда не соврала, вот с дедом-академиком они прожили душа в душу долгие годы. Вообще же сам себе, что называется по голове надавал, когда к ней приехал, за то что раньше этого не сделал. Бабуля моя, что надо, но до этого дня не дожила. Не стало её год назад, а до того момента я стал наезжать к ней довольно часто, в том числе и с Витой. Странное получилось соединение, родители мои и меня побоку и её, а вот надо ж такому случится, мы сблизились, через поколение.
- Вита, это может тебе покажется странным…, - я замялся, потом тряхнул головой, - короче, возьми меня в мужья.
Она распахнула свои глаза в недоумении и чуть сдвинула брови к переносице:
- Что-то я не совсем…, - неуверенно заговорила она.
- Хочу избавиться от своей фамилии.
- Что? Илья?..
Я подсел к ней и взяв руку одел на палец кольцо, которое стоило каких-то там охренительных денег, поскольку являлось раритетом, доставшимся моему знаменитому деду вследствие какой-то оказии. Да чёрт с ним, главное в другом.
- Так берёшь? – нагнулся к ней, остановившись прямо у её губ.
- Конечно беру. Но что-то ты темнишь, может…, - не дав её договорить, начал целовать и уложил на кровать. Чуть отстранился и объяснил, что давно уже хотел, но вот этот момент самый лучший, - Вита, мой дед твой однофамилец. Потому, хочу вернуть моё, а ты мне поможешь.
Похоже, вогнал свою любимую в состояние лёгкого шока. Вита, наконец, сморгнула и проговорила:
- Невероятно. Ты не шутишь, надеюсь?..
- Да какое там. Когда узнал твою фамилию, съездил даже в одно место. Короче, в шестом колене какие-то наши родственники были общими. Так что вот такая спираль во времени.
- Ну и… превращения, - она всё с изумлением смотрела на меня. Потом, словно спохватившись и чуть улыбаясь, проговорила, - Илюш, как хорошо, что я вернула девичью фамилию.
- Правильно сделала. Она же твоя.
- Илья Костромин, - приподняла одобряюще брови и чуть кивнула головой, - звучит.
- Вот и я о том же, - наклонился снова к ней. Вита же подняла вверх руку и рассматривала кольцо, потом поднесла к самым глазам.
- Илюша…, - ошарашенно произнесла она, - это же… я правильно догадываюсь?
- Абсолютно. Бабушкино. Или уже пра, пра… короче, не важно. Теперь оно твоё. – Потом вдруг задумавшись, усмехнулся, - а может, твоим и должно быть.
- Это как это?..
- Ну, от Костроминых же. Твоих или моих, без разницы. Попутешествовало колечко-то и вернулось к законной владелице. Как тебе сказка? – улыбнулся я.
Вита рассмеялась и всё качала головой, глядя на меня:
- Однако сказочный вечер ты мне устроил, да с такими подарками.
- Это всё ерунда, присказка, в смысле. А вот самая настоящая история, - провёл по её животу и задержал руку, - прямо здесь. Новая жизнь. И ты мне её подарила, между прочим, с самого начала. С того поворотного момента в апреле. Вряд ли это было случайно, как считаешь?
- Начало было в другом месяце, - она чуть изогнула бровь, - только ты его…
Я прикоснулся к её губам и отрицательно покачал головой:
- Это была моя ошибка, но исправлять её пришлось опять тебе. За что и благодарен выше крыши. – Приостановившись, прямо представил перед глазами тот предновогодний вечер, я улыбнулся и спросил, - Виталин, а ты рецепт не забыла?
- Э-э… какой? – она снова уставилась своими тёмными глазами на меня, - Илюшка, ты сегодня и вправду загадочный какой-то.
- Я ж тебя по этому самому печенью определил, исполнишь ещё раз?
- Сластёна, - усмехнулась она, - и врун.
- Не-а. Чистая правда. А вот когда увидел, вообще дар речи потерял. И так тебя хотел, всё сны наблюдал и только об этом. – Заглянул в глаза и чуть откинул ей волосы.
- А сейчас? – лукавая улыбка на губах. Поцеловал и начал расстёгивать ей блузку.
- Ещё больше, ты же знаешь. – Остальное уже додумывал про себя, раздевая и проводя по её коже. Конечно, больше нет недомолвок, мысли считай одинаковые нас посещают, нет границ и ложного кайфа, только настоящее проникновение друг в друга в любом смысле… это ж классно… и вот тут уже потерял нить от захлестнувшего желания.


Заключение
- Эй, мужик! Закурить есть? – я обернулся. Лицо знакомое, но никак не вспомнить.
- Не балуюсь.
- Илюха? – безмерное удивление.
- Он самый. Но не припоминаю, - указал я на него.
- Неудивительно, - вздохнул он, - раскумаривались с тобой несколько лет назад. Зимой…
Точно. Резануло в мозгах.Так и застыл у машины, не нажав на блокировку. Как же его? Саня… Даня, да. Даниил, точнее Дэн. Тогда пересеклись случайно, Игорь меня начал доставать и тут образовался этот парень. С ним-то мы и продолжили путешествие в запредел. У меня странное впечатление сложилось о нём. Каждый раз закидывая в себя чего-нибудь, морщился так, словно у стоматолога под бормашиной сидел. Потом отжигал на всю катушку, отходняк переносил даже тяжелее чем я. Сейчас же глядя на него, понял, вроде соскочил.
- Здорово, Дэн. Как сейчас, - приподнял я подбородок.
- Не, - мотнул он головой, - не могу больше с этой дрянью. Год в завязке.
- Зачем продолжил? Тебе ж это не катило даже больше, - непонимающе смотрел на него.
- Так моя-то так и не слезла, - прищурился и отвернулся, - а я придурок с ней за компанию. Поддерживал… а потом сам увяз.
- Фигово, - наконец-то ткнул кнопку на брелке. Махнул ему приглашающе рукой в сторону клуба. До репетиции ещё было где-то с полчаса, уселись за столик.
- Эт точно. Она дознулась как раз с год, ну и я начал выползать.
- Сам? – опешил я.
- Ага, прикинь. Перекумарился, чуть не сдох. Да, ладно, чего я-то, как у тебя. Тебя тогда дотащил до твоего метро, дальше ни в какую, в драку со мной полез, - он хмыкнул, - со стороны, слушай, ну два обдолбанных урода ещё и разборки пытаются устроить.
Меня похоже током пробило. Я думал, что сам доехал тогда, оказывается Дэн меня на себе тащил.
- Не знал, точнее не помню, что ты меня, - я поморщился и продолжил, - после того случая у меня всё. Сначала дома, не без помощи, потом центр. Теперь уже пять лет чистый.
- Не тянет? – внимательно всмотрелся в меня, отпивая из стакана сок. Я задумался, последнее время не задавал себе такой вопрос. Скорее больше было по-другому, хочу и смогу ли удержаться и перестроиться. Прокрутив же в мозгах такой вариант, собравшись с мыслями ответил.
- Ты знаешь, Дэн трудно сказать, но скорее нет, чем да.
- Ну, ты как понимаю, от наркоты на дистанции? – поинтересовался он. Я хмыкнул.
- Какое там. Прямой контакт. В ребцентре одном наглядным консультантом подрабатываю, такая вот фишка.
- Как тебе удаётся, - озадаченно уставился на меня. Я увидел, как в зал вошёл Гриша, приподнялся из-за стола, наклонился к Дэну.
- Благодаря многому, в том числе одному человеку. Сейчас познакомлю. – Подошёл к Григорию, взял его руку, пожал, - здорово. Ты тоже сегодня раньше?
- Привет, Илюх. Да. Думал, на последнем заказе провожусь долго, оказалось, с точностью до наоборот, - он слегка улыбнулся, - слушай, пить хочу, закажешь?
- Без проблем. Пойдём присядем, там ещё мой… э, ну, короче, знакомый, - забуксовал я на последних словах. Гриша усмехнулся.
- Из дурной жизни?
- Вот в точку, ты, - хмыкнул я.
Беседа наша сложилась, как говорится, о высоком. Дэн не веря своим глазам рассматривал Григория, особенно впечатлившись его истории, вкратце изложенной. Попутно расспрашивал обо мне. Затем откинувшись на спинку, замотал головой:
- М-да… парни. Как-то после такого считаешь себя пигмеем.
- Да на самом деле у каждого своего дерьма выше крыши, - проговорил я.
- Только вопрос в том кто как его сумеет разгрести, - ответил Гриша.
- Ну, - усмехнулся Дэн, - по крайней мере лопату, не… бульдозер вы мне дали. Теперь нужно направить его в нужную сторону.
- Так вроде мозгами созрел, давай, - подстегнул я его.
- Пример нагляднее не придумаешь, буду стараться. Хорошо, вот, знаешь, - обратился он ко мне, - что вовремя отказался от герыча, наверное твоё влияние.
- Рад помочь, - хлопнул его по плечу.
- Плыть по течению и приспосабливаться проще и легче, но вот обозлиться и начать меняться в соответствии с новыми условиями гораздо труднее, однако тем интереснее. Сможешь преодолеть, вырвать себя тогда и получается, что ты человек, а так… козёл на привязи. – Проговорил негромко Григорий, водя пальцами по стакану с водой. Потом резко поднял голову и добавил, - Артём идёт… и Весела.
Я поймал удивлённый взгляд Дэна и улыбнулся, указав на ухо и подняв большой палец вверх. Он в ответ покивал изумлённо головой. Компания за столом увеличивалась, почти вся группа была в сборе, отсутствовал только Саня, сдавшийся на время гриппу, но репетицию никак не начинали, все влились в разговор. Артём наконец распорядился о начале, Дэн остался, просидев до самого конца. И уже выходя из клуба, задержав меня, признался:
- Илюх, ну, вы сила.
- Лезь в тачку, давай довезу. Куда тебе? – он замялся и мотнул головой.
- Да… сам доберусь.
- Дэн, кончай уже, - буркнул я сердито, - чего ты крутишь-то? Или соврал?
- Нет, - он поднял на меня глаза, - не соврал. Ехать некуда.
- Не понял, а живёшь-то где? – насторожился я. – У тебя вроде квартира была.
- Продал, чтобы Лизку вылечить. Не получилось. Взамен купил в Подмосковье дом, она ж его и спалила с двумя другими нарками. Короче, кантуюсь пока при рынке одном, там есть ночлег... время от времени. – Я всё смотрел на него, в голове же опять мысли про эту дурь, вот спрашивается, что же она с людьми делает? И всё равно, как бараны, лезут в это дерьмо. На выходе только пустота и горечь…
- Короче. Садись. – открыл перед ним дверцу.
Точно судьба у меня теперь такая, думалось мне. Впрочем, особо ничего плохого в этом нет. Если помогу паре, тройке человек, да даже если одному, уже хорошо. Дэн отключился ещё в машине, только по приезду и растолкал его.
- Илюх, ты куда меня привёз-то? – ошалело осматривался он и всё тёр руками глаза.
- К себе. Вылезай. Поужинаем и спать. Сейчас с моей женой познакомишься. И потише, ребятёнок наш спит уже.
- Понял, - произнёс он, вылезая. – Но точно не помешаю?
- Дэн, - поморщился я, - давай без реверансов. Привёз бы я тебя сюда, если б сомневался.
- Слушай, - он запнулся, - а как твоя жена к этому относится?
- К чему конкретно, - остановился я и взглянул на него.
- Наркотики, наркоманы.
- Отрицательно, - хмыкнул я.
- Так а…, - опешил он, - но ты же тоже… из бывших?..
- Дэн, вот знаешь, до чего тут допёр, - я прислонился к машине, - бывших наркоманов не бывает, точно. Они либо дохнут от передоза, либо отказываются от дури. Я наркоман, из второй категории. Знаешь, как с любой хронической болезнью, с которой человек борется с помощью лекарств. А в нашем случае это отказ от всяческих форм допинга, вот вроде бы и всё лечение. Как понимаешь, проблема изнутри гораздо сложнее. Схема лечения тоже, сугубо индивидуальная. Так что хочешь моей помощи, сделаю всё и разработаем вместе эту схему. Нет, можешь уходить прямо сейчас.
Он некоторое время молча смотрел на свои кроссовки, затем кивнув, произнёс:
- Согласен на схему. Забыть только это всё трудно.
- Не забывай, - спокойно ответил ему, он поднял на меня удивлённый взгляд. Я пояснил, - разверни эти воспоминания в свою пользу. Первый шаг в схеме.
- В смысле невозврата, - снова озадаченность в его голосе.
- Оно самое. Короче, пошли в дом, а то, сейчас с голоду прям тут свалюсь, - подмигнул ему и подтолкнул в сторону входной двери.
Понятное дело, принял я активное участие в его судьбе. Возвели новый дом на его участке. Общими усилиями, вместе с Витой и Веселиной нашли работу, причём по стечению обстоятельств оказалось и нашей группе выгода и немалая. Дэн был классным вэб-дизайнером, создал нам офигенный сайт. В его же лице нашёл себе и партнёра для посещения реабилитационного центра, чем порадовал своего доктора Якова Семёновича. Короче, жизнь идёт своим чередом. Сейчас я даже и не помню привкус ганджа, а это самое главное. Но не забываю то время, как и говорил, уйти от этой темы не удалось, оно мне как жёсткий хук о возможных последствиях, которых мне удалось избежать. И я безмерно ценю свою схему, свои персональные лекарства - Виталину, мою дочь, семью, которую они для меня создают. Работу и архитектора и музыканта. Своих друзей и коллег и даже эти лекции в центре, порой действующие на нервы, но вполне придающие нужного мне направления.
- Папа! Ну, папа! – раздался звонкий голосок дочки. Да, что-то я загнул, загнул. Кончай тут рассуждать, пора бы и на ребёнка внимание обратить. Так и что же чадо моё хочет. Стояла уже у моего стола и требовательно глядя в глаза, протягивала две ракетки детского тенниса с мягким мячом, - дём! – топнула ножкой.
- Обещал, - напомнила Вита от дверей, заглянув в комнату и как всегда поймав её взгляд почувствовал, что вселенная явно не помещается в её глазах.
- Я уже на лужайке, - проговорил я, подхватывая дочь на руки.
- Ты не забый? – насупилась дочь.
- Да как я мог, Катюш. Вот задумался просто, - указал рукой на свой компьютер.
- Не забывай, - покачала своим пальчиком у меня перед носом и улыбнулась, обнимая меня за шею тонкими ручкам
С Уважением.
Таня Уммэй.
Аватара пользователя
Таня_Уммэй
Автор UMMEI.RU
 
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 14 фев 2013, 20:23

Работа победителя конкурса авторов.

Сообщение LazzzyChiz » 07 ноя 2015, 10:17

Замечательная повесть. Читала на одном дыхании. Мне всегда интересно, когда подобные вещи читаю, эти повести автобиографичные или придуманные. В любом случае спасибо Марине. Очень понравилось.
Аватара пользователя
LazzzyChiz
Новичок
 
Сообщения: 2
Зарегистрирован: 08 сен 2015, 14:39

Re: Марина Февраллина "Не забывай"

Сообщение irinna » 07 апр 2016, 15:06

Интересная повесть. Где еще можно почитать работы этого автора?
Аватара пользователя
irinna
Новичок
 
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 13 июл 2013, 17:08

Re: Марина Февраллина "Не забывай"

Сообщение Евдокия » 07 сен 2016, 18:55

Хорошо, что у них все хорошо закончилось. Некоторые авторы взяли за правило завершать свои повести на грустной ноте, несчастье героев, а то и гибели некоторых из них. А ведь хочется чего-то светлого, в жизни и так много печали.
Аватара пользователя
Евдокия
Проверенный
 
Сообщения: 153
Зарегистрирован: 27 янв 2013, 03:02

След.

Вернуться в Беседка сочинителя

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1